Закрыть ... [X]

Предприятия в системе рыночных отношений кратко

Говоря о газе в контексте газовой отрасли, мы, прежде всего, имеем ввиду природный газ, который по составу представляет собой в основном простейший углеводород – метан (CH4) с различными примесями (этан, пропан, бутан и более тяжелые углеводороды, азот, углекислый газ, кислород, сероводород, сера, вода, гелий и другие инертные газы, механические примеси), т.е. ту газовую смесь, которая находится в недрах в естественном состоянии. Отметим, что используемый потребителями природный газ в России доставляется от мест добычи предприятия в системе рыночных отношений кратко до мест потребления по газопроводным сетям и часто называется сетевым газом. В силу технологических особенностей эксплуатации газопроводов и газоперекачивающих агрегатов (для уменьшения коррозии, снижения конденсации влаги, предупреждения образования конденсатных пробок), перекачивающих газ по газопроводам, естественный природный газ, как правило, нуждается в предварительной отчистке перед подачей в газопроводы, с тем, чтобы количество различных примесей к метану не превышало определенных стандартов (и общее их количество – не более нескольких процентов).

Природный газ, находящийся в месторождениях в свободном состоянии, в геологии называют свободным газом, в отличие от нефтяного газа (попутного нефтяного газа), под которым понимается смесь легких газообразных углеводородов, находящихся предприятия в пластовых условиях в растворенном состоянии в нефти. Растворенный газ содержит, кроме метана, более 10% этана, пропана, бутана и других углеводородов, относимых согласно принятой терминологии к широкой фракции легких углеводородов.

В быту помимо природного газа широко используется сжиженный газ (сжиженный нефтяной газ – СНГ), который представляет из себя смесь пропана и бутана и доставляется потребителям в специальных баллонах, либо через локальные трубопроводы от групповых резервуарных установок (которые по сути являются большими баллонами, обслуживающими сразу один или несколько домов).

Таким образом, говоря о газе, используемом в быту, рекомендуется различать сетевой газ и сжиженный газ. А, говоря о сжиженном газе, рекомендуется различать СНГ и СПГ (который до сих пор в России практически не производился и не применялся).

Приведем пример состава газа, добываемого на некотором месторождении в Восточной Сибири:

  • метан С1- 92,14% пентан и выше С5+ – 0,2%
  • этан С2 – 4,5% азот N2 – 1,6%
  • пропан С3 – 0,8% углекислый газ CO2 – 0,1%
  • бутан С4 – 0,4 водород Н2 – 0,26%

И дополнительные ограничения, как условия подачи этого газа в магистральный газопровод:

  • Минимальная теплота сгорания – 8500 ккал/м3(35,53 МегаДжоулей на 1 куб.м) при стандартных условиях (Р=1,013 МПа, Т=272,15К)
  • Точка росы для углеводородов: -5 С либо ниже
  • Точка росы для воды: -10 С либо ниже
  • Максимальное содержание H2S: 6 мг/м3
  • Максимальное общее содержание серы: 100 мг/м3
  • Максимальное содержание СО2: 3%.

Отметим, что далее, говоря о газовой отрасли, мы будем говорить об отрасли, обеспечивающей производство и потребление как ПГ, так и СНГ.

Технологическое описание отрасли и структуры отрасли и отчета

Для того, чтобы использовать газ, его необходимо добыть из газовых, газоконденсатных, нефтегазоконденсатных месторождений и доставить до места потребления по газопроводам высокого и низкого давления. Поэтому обычно под газовой отраслью понимают ту часть промышленности, которая занята добычей, транспортировкой и реализацией газа. Делая краткий обзор отрасли в настоящей вводной главе «Общее описание отрасли», мы опишем газовую отрасль именно в таком «узком» смысле. Более полное описание структуры отрасли (в «широком» смысле) мы представим в конце настоящего раздела. Для наглядности описания к настоящему отчету прилагается примерная технологическая схема добычи, транспортировки и распределения газа [ОБЩЕЕ-1] и карта объектов газовой отрасли России, СНГ, Центральной и Восточной Европы [ОБЩЕЕ-2].

Россия располагает огромными разведанными запасами газа в месторождениях (около 48 трлн.куб.м газа или около 34% мировых запасов, на втором месте – Иран, около15%) и является крупнейшим его производителем (годовая добыча – около 584 млрд.куб.м или около 28% мировой добычи, на втором месте – США, около 25%). Лицензии на разработку месторождений, содержащих около 70% запасов газа России принадлежат предприятиям системы ОАО «Газпром» и соответственно, они производят 90% добываемого в России газа. Основная часть разведанных запасов газа сосредоточена в уникальных месторождениях Западной Сибири (около 78% всех разведанных запасов газа России). Так же в основном в Западной Сибири газ добывают нефтяные компании (около 30 млрд.куб.м в год), причем в основном это добываемый вместе с нефтью попутный газ. Газ в значимых количествах добывают в России еще в районе Норильска (АО «Норильскгазпром», около 3,7 млрд.куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), в Якути (АО «Якутгазпром», около 1,6 млрд.куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), на о.Сахалин (АО «Сахалинморнефтегаз», около 1,8 млрд.куб.м, дочерняя компания ОА «Роснефть»), в Оренбургской, Томской и Астраханской областях. Кроме того, добыча газа ведется еще в нескольких областях Европейской части России (Республики Коми, Дагестан и Башкирия, Пермская, Саратовская, Волгоградская и Ростовская области, Ставропольский край). В России имеются огромные прогнозные (т.е. еще не открытые, а только предполагаемые из данных геофизических исследований) запасы, причем, прежде всего прирост запасов ожидается на огромных относительно мало исследованных территориях Центральной и Восточной Сибири, Дальнего Востока.

Основой долгосрочной экономической политики использования любого минерального сырья является понятие воспроизводства запасов (минерально-сырьевой базы). Очевидно, что по мере добычи полезных ископаемых из ранее разведанных запасов объем этих запасов уменьшается и для обеспечения добычи не только в данный момент, но и в будущем, необходимо постоянно вести поиск новых месторождений и восстанавливать (либо увеличивать) размеры разведанных запасов.

Поскольку, как правило, места потребления газа находятся на большом расстоянии от мест его добычи (сотни и тысячи километров), то газ доставляется до потребителей по газопроводам. Технические условия работы газопроводов и газоперекачивающих агрегатов накладывают достаточно жесткие требование на максимально допустимое количество и состав примесей к метану в природном газе, поэтому газ после добычи из скважины необходимо собрать в один поток от нескольких скважин, отчистить (в минимальном варианте – от излишней влаги и механических примесей) и подготовить для подачи в магистральный газопровод, для чего используются установки комплексной подготовки газа (УКПГ). Отметим, что поскольку доля и состав примесей в извлекаемом из различных месторождениях газе не одинаков, то бывает необходима и разная отчистка от примесей (есть особые установки для отчистки от серы, особые установки для выделения гелия из ПГ и т.д.). Добываемый газовый конденсат подвергают стабилизации (т.е. разделяют более легкие и более тяжелые углеводородные фракции), а затем более легкие фракции, а так же добываемый при добыче нефти попутный нефтяной газ (ПНГ) подвергают переработке на газоперерабатывающих заводах. Получающийся после газопереработки отбензиненный сухой газ близок по своему составу к чистому ПГ и может подаваться в магистральные газопроводы.

Магистральные газопроводы в России как правило проектировались на рабочие давления 50-55 атм и 70-75 атм. Чтобы подать газ в магистральный газопровод под необходимым давлением, газ как правило необходимо после отчистки компримировать (сжать), для чего используются дожимные компрессорные станции (ДКС) Для прокачки газа по магистральным газопроводам на большие расстояния (и поддержания давления) примерно через каждые 100 км на магистральных газопроводах расположены компрессорные станции (КС), основным элементом которых являются газоперекачивающие агрегаты (ГПА). Собственно говоря, длина, высокое давление и наличие КС и являются отличительными признаками магистральных газопроводов.

Необходимо отметить, что в основном газ используется для производства тепла и электроэнергии, поэтому его потребление (и, соответственно, добыча) имеет ярко выраженный сезонный характер (в летний месяц газа в стране добывается почти в полтора раза меньше, чем в зимний). Для снижения неравномерности добычи и для создания запасов газа вблизи мест его потребления создаются хранилища газа[1] (в России – подземные хранилища газа, ПХГ), куда газ закачивается в летний период и откуда газ выбирается в зимний период. У ОАО «Газпром» в составе Единой Системы Газоснабжения (ЕСГ) имеется 22 ПХГ общим объемом более 100 млрд.куб.м, в том числе около 73 млрд.куб.м активного[2] газа (на территории России – 57,2 млрд.куб.м активного газа).

Магистральные газопроводы проложены в направлении поставок основного объема ПГ, т.е. от места добычи до основных регионов его потребления (в момент проектирования и строительства магистральных газопроводов). Соответственно в ЕСГ выделяют газопроводы Средняя Азия – Центр, Бухара – Урал, Уренгой – Помары – Ужгород, Северный коридор и т.д. От магистральных газопроводов в район расположения конкретных потребителей газа делаются газопроводы-отводы (т.е. они эксплуатируются при тех же рабочих давлениях, что и магистральные газопроводы). В конце газопроводов-отводов расположены газораспределительные станции (ГРС), на которых происходит дросселирование (сброс давления) газа до рабочих давлений газораспределительных сетей (12 атм, 6 атм). Можно сказать, что организационно-технологически границы деятельности ОАО «Газпром» заканчиваются на ГРС, далее действуют другие организации, не входящие в систему ОАО «Газпром» (хотя в последние несколько лет ОАО «Газпром» пытается взять и реально берет их под контроль).

По газораспределительным сетям газ под собственным давлением доходит до потребителей, при этом его давление последовательно снижается в газорегуляторных пунктах (ГРП) и газорегуляторных шкафах (ГРШ). Потребителям газ подается под необходимым им рабочим давлением (например, в жилые помещения – 0,3 ати[3]). Отметим, что ни один потребитель газа не потребляет его при высоких давлениях, всегда между магистральным газопроводом и устройством, потребляющим газ, имеются элементы газораспределительной сети. Как правило, газораспределительные сети принадлежат и эксплуатируются специализированными газораспределительными организациями (ГРО). Сейчас в России имеется более 500 ГРО, из них около 70 крупных (так называемые республиканские, край- и облгазы). Отличительными признаками газораспределительных сетей является их низкие (по сравнению с магистральными газопроводами) рабочие давления, отсутствие ГПА и, соответственно, предельное расстояние в несколько десятков километров, на которое может быть доставлен газ от ГРС.

Отметим, что в мире существует и альтернативная технология транспортировки природного газа, не по газопроводам, а в сжиженном виде (температура сжижения метана при нормальном давлении -159 0С), т.н. СПГ. В этом случае от месторождения по газопроводу ПГ доставляется до побережья, там газ сжижается на заводе по сжижению и далее специальными танкерами-метановозами (двигатели которых, как правило, работают на том же ПГ) доставляются к специальным прибрежным терминалам – заводам по хранению и дегазификации СПГ, далее газ по трубопроводам уже в газообразном виде, подается местным потребителям. В России эти технологии до последнего времени практически не применялись, но в июне 2001г. было принято окончательное решение строить завод по производству СПГ на юге о.Сахалин, для дальнейшей поставки СПГ в страны АТР. Отметим, что поскольку в конечной цене СПГ расходы на транспортировку составляют относительно небольшую часть по сравнению с расходами на добычу и сжижение, то транспортировка СПГ танкерами может производиться на большое расстояние (теоретически – к любому побережью в мире). Доля СПГ в общем объеме производства и потребления ПГ в мире, растет более высокими темпами, чем доля сетевого газа. Например, по оценке Кембриджской Ассоциации Энергетических Исследований (CERA) производство СПГ в мире вырастет в 3 раза к 2020г. Хотя цена на СПГ выше, чем на сетевой газ, но эта разница гораздо больше заметна на уровне оптовой продажи (что не очень волнует конечных потребителей), чем розничной. Кроме того, после принятия решения о газификации СПГ, время до реализации проекта определяется прежде всего самим потребителем (временем строительства завода по дегазификации и распределительных сетей), нет необходимости ждать завершения строительства магистральных газопроводов.

В силу технологических причин сетевой газ не может доставляться на большие расстояния от магистральных газопроводов и газопроводов-отводов. Поэтому регионами потребления сетевого газа в России являются (см. прилагаемую карту [ОБЩЕЕ-2]) помимо регионов добычи газа, регионы европейской части России (кроме Севера), Урала, центр и юг Западной Сибири. На огромных территориях Центральной и Восточной Сибири и Дальнего Востока (кроме небольших зон в районе Норильска, в Якутии, в Хабаровском крае и на о.Сахалин) природный газ не используется. В России потребляется почти 70% добываемого газа, 398 млрд.куб.м. в 2000г. Основными потребителями газа в России являются предприятия энергетики – 136,4 млрд.куб.м. Значительные объемы газа потребляются на собственные нужды предприятиями газовой отрасли (в основном – в качестве топлива на газотурбинных ГПА), более 50 млрд.куб.м в год. Крупными потребителями газа являются химические предприятия (прежде всего – производители удобрений). Более 12% используемого в России газа потребляет население и ЖКХ (причем в основном для отопления, обеспечения снабжения горячей водой и пищеприготовления), на юге России эта цифра существенно выше. Добываемый в России газ подается на экспорт в страны «дальнего зарубежья» (включая Прибалтику) – 133,8 млрд.куб.м в 2000г. и в страны СНГ – 59,9 млрд.куб.м. Потребление газа в Европе почти на 25% обеспечено российским газом (сетевым газом Европу обеспечивают в основном 3 поставщика – Алжир, Норвегия и Россия, причем при нынешних темпах добычи газа и размерах запасов его добыча в Норвегии после 2010г. должна резко сократиться). Потребление газа растет в Европе и, в последнее время, в России (следствие начавшегося промышленного роста).

Помимо сетевого газа (которым так или иначе пользуется около 78 млн. человек) около 50 млн. человек, проживающих в России использует сжиженный газ (СНГ) в основном для обеспечения снабжения горячей водой и пищеприготовления (практически не используется для отопления). Сжиженный газ поставляется в баллонах, либо по трубам от групповых резервуарных установок (по сути это – большой баллон) в один или несколько расположенных рядом домов. Из произведенных в России в 2000г. 6440 млн.т сжиженного газа около 24% было произведено на нефтеперерабатывающих заводах, около 30% на нефтехимических комбинатах и около 36% – на газоперерабатывающих заводах. Значительная часть нефтехимических предприятий и почти все газоперерабатывающие заводы России находятся под контролем ОАО «Газпром» и ОАО «СИБУР» (который, в свою очередь, контролируется ОАО «Газпром»). Коммунально-бытовой сектор потребляет 20-25% производимых в России СНГ, 40-45% потребляют нефтехимические предприятия, 25-30% идет на экспорт и 3-5% используется в качестве моторного топлива. От заводов – производителей сжиженного газа до мест потребления СНГ перевозится как правило в специализированных железнодорожных цистернах, причем доминирующее положение на рынке этих перевозок занимает ГУП «СГ-транс». Разливом СНГ в баллоны и эксплуатацией групповых резервуарных установок, как правило, занимаются ГРО, это является их вторым основным видом деятельности, кроме распределения и реализации сетевого газа. Во многих регионах Сибири и Дальнего Востока, где нет сетевого газа, работа со сжиженным газом является единственным видом деятельности ГРО.

Теперь, после краткого технологического описания отрасли мы можем сказать, что под Газовой отраслью в настоящем отчете мы понимаем отрасль в широком смысле, т.е. отрасль промышленности «от скважины и до горелки», включая части некоторых сопутствующих отраслей промышленности. Очевидно, что при такой широкой постановке вопроса под предприятиями газовой отрасли понимается не только ОАО «Газпром», а гораздо более широкий круг организаций. Соответствующим образом составлена и структура настоящего отчета, описывающего следующие основные составляющие газовой отрасли:

  1. Запасы и месторождения, исследование недр и организация недропользования.
  2. Добыча газа и эксплуатация месторождений.
  3. Транспортировка газа по магистральным газопроводам и хранение газа.
  4. Нефтегазовое строительство (включая обустройство месторождений и строительство магистральных газопроводов и ПХГ).
  5. Газификация и газораспределение (включая распределение газа, строительство распределительных сетей, поставку сжиженного газа населению и ЖКХ).
  6. Реализация и потребление газа (включая вопросы экспорта и основные направления потребления газа).
  7. Газопереработка, производство и поставка сжиженного газа.
  8. Услуги, производство оборудования и материалов для газовой отрасли.
  9. Внешнеэкономическая деятельность в газовой отрасли (выборочно, включая страны СНГ).

Таким образом, описание отрасли в настоящем отчете выстроено в соответствии с технологической цепочкой. Конечно, имеются некоторые ограничения и искажения «естественной» технологической структуры, а именно:

· Вопросы геологии и недропользования в значительной степени касаются эксплуатации месторождений и нефтегазового строительства (инженерная геология).

· В раздел «Газораспределение» включена типичная для России деятельность ГРО, включая, кроме собственно распределения газа, деятельность по строительству газораспределительных сетей (которая, строго говоря, должна относиться к разделу «Нефтегазовое строительство») и по поставке сжиженного газа населению и ЖКХ (вопрос, который, можно отнести и к разделу «Газопереработка, производство и поставка сжиженного газа»).

· Раздел «Газопереработка, производство и поставка сжиженного газа» практически не включает вопросов добычи ПНГ и конденсата. Практически не затрагиваются тесно связанные с темой данного раздела вопросы нефтехимии.

· Газовая отрасль стран СНГ представлена в крайне урезанном виде. Описаны только отдельные составляющие, представляющие интерес с точки зрения авторов настоящего отчета.

Ограничения неизбежны для любой фиксированной структуры комплексного описания отрасли и авторы считают предложенную структуру описания отрасли адекватной целям настоящего отчета. В рамках предложенной структуры естественно реализуется описание отдельных предприятий, видов деятельности и финансовых потоков (соответствующие главы имеются в каждом из разделов), тем более, что они зачастую соответствуют технологическим цепочкам. В рамках реализованной в настоящем отчете структуры изложения материала сложно представить в компактном виде информацию, по наличию интересов в газовой отрасли у крупных финансово-промышленных групп России и их взаимосвязи через предприятия отрасли и по относительному положению ключевых предприятий отрасли, поэтому в отчет введен дополнительный раздел «Организационная структура отрасли, список упоминаемых предприятий и организаций».

Учитывая особую роль ОАО «Газпром» в газовой отрасли России, для описания некоторых особенностей этого акционерного общества выделена отдельная глава.

Понятия «топливно-энергетический баланс» и «газовая пауза»

Формально топливно-энергетический (ТЭ) баланс – это документ, в котором указаны источники ТЭ ресурсов и направления их использования. ТЭ балансы могут составляться для ТЭ ресурсов в целом, либо для отдельных их видов, они могут быть различной степени агрегированности (вплоть до указания конкретных потребителей и производителей ТЭ ресурсов) и составлены для различных объектов (страна, регион, предприятие или группа предприятий и т.д.). Естественно, что общее использование энергетических ресурсов должно быть равно общему объему их производства (добыче), т.е. они сбалансированы между собой (как активы и пассивы в бухгалтерском балансе). Для наглядности мы прилагаем к отчету некий образец ТЭ баланса [ОБЩЕЕ-3]. В советский период ТЭ балансы являлись элементом планирования и управления в экономике и за их соблюдением осуществлялся достаточно жесткий контроль. В настоящее время Минэкономразвития РФ и Минэнерго РФ составляют и согласуют прогнозный ТЭ баланс России (в целом и по отдельным видам топлива).

После распада СССР и начала рыночных реформ России нефтяная и угольная отрасли Российской Федерации пережили драматический кризис. После кризиса добычи и переработки ряда основных энергоносителей в первой половине 1990-х годов, с середины 1990-х годов, по мере раскрытия всех преимуществ потенциала отраслей, ориентированных на экспорт и, соответственно, в меньшей степени зависящих от состояния внутреннего спроса и инфляционных процессов, в топливно-энергетическом комплексе появились признаки стабилизации, которые, после дефолта 1998г., девальвационного эффекта и роста мировых цен на энергоносители, переросли в тенденцию.

В результате, структура ТЭ баланса страны во второй половине 1990-х гг. приобрела отчетливо «нефтегазовый» вид, присущий ей и по сей день.

Таким образом, начиная с 1994 – 1995 годов доля угля в первичных топливно-энергетических ресурсах России составляет 14% – 14,5% (при том, что доля угля в ТЭ балансе Советского Союза в 1930-е – 1950-е гг. была более 50%). На долю газа падает каждая вторая, а нефти и нефтепродуктов – каждая третья условная единица топлива, произведенного в России.

Говоря о значении газа для ТЭК России, для экономики страны в целом и его доле в ТЭ балансе, называют различные цифры. Внесем некоторую ясность.

· Газ составляет около 50% (несколько меньше) от объема добываемых в России первичных энергетических ресурсов (нефть, газ и уголь).

· На газе вырабатывается около 65% производимой в России тепла и электроэнергии (использование газа в качестве котельно-печного топлива).

· На газе вырабатывается около 73% тепла и электроэнергии, производимых предприятиями РАО «ЕЭС России».

· Наконец, если взять центральный регион европейской части России (включая Москву и Московскую область), то здесь доля газа в котельно-печном топливе превышает 90% (что не удивительно, исходя из предыдущих данных и учитывая, что восток России практически не газифицирован).

Достаточно условная расчетная оценка доли газа в мировом ТЭ балансе дает цифру около 24%, причем это доля стабильно растет. Но абсолютно достоверным является тот факт, что такой высокой доли газа в ТЭ балансе, как в России нет больше ни в одной стране мира.

Для информации в [ОБЩЕЕ-4] кратко описаны тенденции изменения ТЭ балансов индустриально развитых стран и приведены аргументы в пользу газоугольного развития ТЭ баланса России. Мы же в отчете приведем лишь некоторые цифры из вышеупомянутой аналитической записки[5]:

Топливно-энергетический баланс (%)

Энергоноситель

Все страны

СССР

  1950 1971 1990 1990 к 1950 1950 1971 1990 1990 к 1950
Уголь 61,5 30,9 29,0 47,2 66,1 36,1 18,0 27,2
Нефть и продукты нефтепереработки 27,0 47,9 39,2 145,2 37,4 40,4 37,0 98,9
Газ 9,8 18,4 22,0 224,5 2,3 18,9 40,5 1760,9
Прочие 1,7 2,8 9,8 576,5 14,2 4,6 4,6 32,4

В 1970-е гг. появилась теория так называемой «газовой паузы», предполагавшая переориентацию энергопотребления, особенно в европейской части СССР, с угля и мазута на газ. При этом предполагалось, что такая переориентация будет временной, на 15 – 20 лет, за которые удастся внедрить более прогрессивные в экономическом и экологическом плане технологии использования угля (в первую очередь, сжигания угля и иного низкосортного топлива в «кипящем слое») и развить атомную энергетику.

Впрочем, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное решение. После того, как газовая отрасль СССР в начале 1980-х гг. получила экспортный газопровод и, соответственно, возможность подачи магистрального газа в основные индустриальные регионы европейской части страны, а также выявился существенный экономический эффект от перевода оборудования парогазового цикла на тепловых электростанциях с угля на газ (их коэффициент полезного действия вырос в два раза – с 34 – 36% до 60 – 70%), последний окончательно закрепился на первом месте в национальном топливно-энергетическом балансе. А в дальнейшем, в России в период перестройки говорить об использовании «газовой паузы» для реструктурирования энергетики просто не было возможности.

В последнее время в российской прессе неоднократно указывалось на «газовый перекос» в ТЭ балансе страны и необходимости его устранения (в первую очередь за счет угля). Подобные заявления представляются нам в большей степени коньюктурными, чем профессионально обоснованными (просматривается прямой интерес угольщиков, заинтересованных в увеличении добычи угля и газовиков, желающих увеличить экспорт газа в первую очередь за счет сокращения его внутрироссийского потребления). Необходимо учитывать экологические последствия массового сжигания угля и стоимость систем дымопоглощения и золоудаления. Вряд ли кто-нибудь согласиться на возобновления массового использования угля в энергетике в центре и на юге европейской части России, где относительно высокая плотность населения и не очень хорошая экологическая обстановка в городах (из-за выхлопных газов автотранспортных средств и по ряду других причин). При этом вышесказанное не отрицает увеличение использования угля в виде топлива, вопрос в пропорциях.

Существует точка зрения общего характера, что излишняя зависимость от одного вида топлива содержит в себе угрозу для энергетической безопасности страны. В то же время газ из традиционных первичных источников энергии является наиболее простым в использовании (но не в добыче и доставке) и его применение порождает наименьшие экологические проблемы. Если страна имеет уникальные запасы газа, то почему бы его не использовать в больших количествах (в частности и для создания конкурентных преимуществ экономике страны в целом)? Безусловно, управление ТЭ балансом (хотя, возможно, не прямое) является одной из стратегических задач государства. По-видимому, приемлемой является та структура ТЭ баланса, которая просчитана и обоснована на долгую перспективу (в любом случае для обоснования желаемой структуры ТЭ баланса нужны тщательные расчеты и анализ).

Место и роль газовой отрасли в экономике России и в национальном топливно-энергетическом комплексе

В условиях рыночных преобразований 1990-х гг. газовая отрасль и ТЭК России не только сохранили свои позиции в экономике страны, но и преумножили их, став, по сути, ее основными структурными элементами. Доля продукции ТЭК, несмотря на падение ее натуральных объемов, в совокупном объеме промышленной продукции увеличилась с 24% (1990г.) до 36% (2000г.), при этом доля газовой отрасли составляет более 9%. В конце 1990-х гг. ТЭК обеспечивал свыше 45% налоговых поступлений в консолидированный федеральный бюджет (газовая отрасль – около 25%), доля продукции ТЭК в экспорте достигла 46% (газовая отрасль – около 20%), что приносило 60% валютных поступлений в федеральную казну. При этом доля ТЭК в акцизных сборах в конце 1990-х гг. превышала 80% всех сборов, в доходах от налога на прибыль – около четверти всех поступлений. Иными словами, российский ТЭК в годы реформ стал единственным надежным донором федерального бюджета. Уже одно это обстоятельство – с учетом присущих экономической политике 1990-х гг. дефицитного бюджетного планирования и попыток минимизировать уровень инфляции за счет сжатия денежной массы и обеспечения стабильности рубля[6], – иллюстрирует роль ТЭК в современной российской экономике.

В конце 1990-х гг. некоторое улучшение ситуации в ТЭК России стала заметно влиять на общий инвестиционный климат в стране. Есть достаточно веские основания утверждать, что рост макроэкономических показателей в 1999 – 2000 гг. был вызван – помимо лучшей, нежели ранее, наполняемости бюджета, и воздействия эффекта импортозамещения, теми масштабными заказами, которые отечественные машиностроители и металлурги получили от предприятий газовой и нефтяной отраслей.

С социальной точки зрения немаловажно то обстоятельство, что предприятия ТЭК обеспечивали в 1990-е гг. прямую занятость 3,2 млн. человек (газовая отрасль – около 0,6 млн. человек, из них более 300 тыс. человек – в ОАО «Газпром» и около 175 тыс. человек – в ГРО) – то есть каждого четвертого, занятого в промышленном производстве. При этом средняя заработная плата в отраслях ТЭК в конце этого десятилетия была выше средней по стране на 220% (в топливных отраслях), а средние задержки по ее выплате – существенно меньшими (2,9 против 5,5 месяцев), нежели в других секторах национальной экономики.

Особо – с учетом кризиса внешнего долга России, – следует подчеркнуть принципиальную роль экспорта энергоресурсов как важнейшего источника валютных поступлений в казну. Если в 1980-е гг. Советский Союз экспортировал до 20% добываемой нефти и около 10% добываемого газа, то на конец 1990-х гг. Россия в дальнее зарубежье (то есть за валюту и по мировым ценам) продавала почти 40% нефти и более 20% природного газа. Эти обстоятельства хорошо иллюстрирует следующая таблица:

Нефтегазовый экспорт и обязательства России

в середине – второй половине 1990-х гг.

 

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Доля экспорта нефти (кроме СНГ) в ее добыче

35%

34%

36%

36%

39%

39%
Доля экспорта газа (кроме СНГ) в его добыче

20%

21%

21%

23%

22%

22%

Доля выручки от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа в расходах федерального бюджета

 

23%

 

34%

 

26%

 

25%

 

57%

 

102%

Доля средств, направляемых на обслуживание внешнего долга, в выручке от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа

 

20%

 

23%

 

26%

 

31%

 

30%

 

38%

При отрицательных значениях, характеризующих изменение валового внутреннего продукта России в 1990-е гг., его газоемкость (удельные затраты газа на 1 руб. валового внутреннего продукта) стабильно увеличивалась и в целом за это десятилетие возросла на 60%. Темп увеличения газоемкости валового внутреннего продукта России в 1990-е гг. был большим, нежели увеличение его электроемкости (30%) или нефтеемкости (около 10%), хотя на протяжении всех лет рыночных преобразований (за исключением 1997г.) удельный вес продукции ТЭК в валовом внутреннем продукте демонстрировал стабильную тенденцию к росту.

Динамика основных показателей топливно-энергетического комплекса

и валового внутреннего продукта России в 1990-е гг.

 

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

нефть и газовый конденсат, млн. тонн

516

462

399

354

318

307

301

306

303

304

нефть и газовый конденсат, %

100,00%

89,53%

77,33%

68,60%

61,63%

59,50%

58,33%

59,30%

58,72%

58,91%

газ естественный, млрд. куб. м.

641

643

641

618

607

595

601

571

591

591

газ естественный, %

100,00%

100,31%

100,00%

96,41%

94,70%

92,82%

93,76%

89,08%

92,20%

92,20%

электроэнергия, млрд. квт/ч

1082

1050

1009

957

876

861

847

834

827

847

электроэнергия, %

100,00%

97,04%

93,25%

88,45%

80,96%

79,57%

78,28%

77,08%

76,43%

78,28%

экспорт нефти (кроме СНГ), млн. т.

188

149

118

105

111

104

108

109

117

120

экспорт нефти (кроме СНГ), %

100,00%

79,26%

62,77%

55,85%

59,04%

55,32%

57,45%

57,98%

62,23%

63,83%

экспорт газа (кроме СНГ), млрд. куб. м.

162

161

126

113

120

125

125

131

132

131

экспорт газа (кроме СНГ), %

100,00%

99,38%

77,78%

69,75%

74,07%

77,16%

77,16%

80,86%

81,48%

80,86%

ВВП в сопоставимых ценах 1998 г., млрд. руб.

4661

4423

3808

3477

3034

2890

2789

2814

2685

2725

ВВП в сопоставимых ценах 1998 г., %

100,00%

94,89%

81,70%

74,60%

65,09%

62,00%

59,84%

60,37%

57,61%

58,46%

 

Анализ данных вышеприведенной таблицы позволяет указать на такую существенную особенность экономической эволюции страны и развития ее ТЭК в 1990-е гг. как отсутствие прямой связи между темпами первой и второго в части, касающейся газовой промышленности (в большей степени) и электроэнергетики (в меньшей степени), и наличие существенной зависимости между объемами валового внутреннего продукта, нефтедобычей и нефтепереработкой. Если допустить, что взаимосвязь показателей, характеризующих динамику валового внутреннего продукта и объемов производства энергоресурсов определяется рыночным характером взаимоотношений между производителями и потребителями таких ресурсов, то степень зависимости между предложением, диктующим объемы производства и потребления, того или иного энергоресурса и общим состоянием производства тем выше, чем выше уровень воздействия на такое предложение рыночных механизмов и, прежде всего, платежеспособного спроса потребителей. Соответственно, если данное суждение корректно, допустимо предполагать, что нефтяная отрасль отечественного ТЭК достаточно адекватно воспринимала рыночные сигналы, электроэнергетика реагировала на них менее активно, а на газовую отрасль они не действовали вовсе. Следовательно, можно предполагать, что нефтяная отрасль России в 1990-е гг. в целом перешла на рыночные основы, на электроэнергетику рыночные механизмы влияли лишь частично – в силу высокой степени монополизации данной отрасли, а газовая отрасль страны и по сию пору строит свою жизнедеятельность на принципах, далеких от рыночных из-за предельного монополизма, исключающего какое-либо обоснованное ценообразование и внятную маркетинговую политику. И, по-видимому, указанные пропорции развития отраслей ТЭК являются прямым следствием проводимой государством политики (необходимо отметиь, что цены на газ, тепло и электроэнергию в России регулируются государством, причем в газе это регулирование наиболее централизовано).

Все вышеприведенные цифры наглядно демонстрируют ключевую роль газовой отрасли России в ТЭК и в экономике страны в целом. Кроме того, необходимо добавить, что на протяжении ряда лет, в период расцвета неплатежей в стране, ОАО «Газпром» фактически кредитовал газом экономику страны (накопленная задолженность за поставленный газ превысила 120 млрд. руб. (по России) и 3 млрд. долл. США (в основном по Украине, Белоруссии и Молдове)).

С другой стороны необходимо отметить и некоторое негативное воздействие, оказанное отраслью на экономику страны. Например, не всегда обоснованное индексирование цен на газ в 1993-96гг. (их повышали с общим ростом цен) во многом стимулировало инфляцию в стране и породило другую крайность в настоящее время – не всегда обоснованное сдерживание цен на газ и отсутствие до сих пор разумной системы регулирования цен на газ. Кроме того, не вполне корректным является утверждение, что в годы перестройки ОАО «Газпром» снабжал страну дешевым газом. Например, перед дефолтом 1998г. в России была оптовая цена на газ, превышавшая оптовую цену на границе многих стран Европы (при условии, что из нее вычитаются очевидные расходы на транспортировку газа из России в Европу и экспортные налоги). А безусловное снабжение газом всех потребителей под лозунгом государственных интересов и неразвитие в свое время отношений с потребителями стимулировало развитие неплатежей и способствовало замораживанию кризисной ситуации у ряда потребителей.

Поэтому стоит очень осторожно относиться к тезису о том, что газовая отрасль России (и ТЭК в целом) могут стать «локомотивом», который «разгонит» российскую экономику. Унаследованная от СССР экономика России имеет достаточно сложную структуру и поэтому полная ориентация на сырьевые сектора ТЭК может оказывать не только положительное, но и тормозящее воздействие на развитие других секторов экономики.

Говоря о значении газовой отрасли, невозможно не упомянуть о той роли, которую играли предприятия газовой отрасли в политической жизни страны. Прежде всего, участие в выборах самого различного уровня (Президента, Губернаторов, депутатов Госдумы и т.д.), причем не только финансовое, но и организационное, причем участие принимало не только ОАО «Газпром», но и ГРО (на региональном уровне). Реализация и обещания реализации мер по газификации использовались как мощный прием привлечения голосов избирателей, деньги предприятий газовой отрасли использовались для создания и развития средств массовой информации. Возможно даже допустить, что в период реформирования системы общественного устройства страны и становления новой российской государственной системы непосредственное участие крупных организаций-монополистов с централизованными финансовыми потоками (а именно такие организации характерны для газовой отрасли) в политических процессах стабилизировало обстановку в целом. Но дальнейшее непосредственное участие крупных монопольных структур в политике может препятствовать нормальному развитию политической жизни в стране, становлению политических партий, нормальному развитию системы госуправления.

Наконец, необходимо упомянуть на влияние газовой отрасли России на внешнеэкономические и внешнеполитические отношения страны, на геополитическую роль России. А такое влияние несомненно имеется и оно достаточно велико. Вопросы энергоснабжения (и, прежде всего, газоснабжения) европейских стран стали одними из основных в диалоге Россия – ЕС. Огромную роль сыграло ОАО «Газпром» в затягивании процесса ратификации Россией Договора к Энергетической хартии, который продолжается и по сей день (мы не утверждаем, что ДЭХ безусловно нужно ратифицировать, мы просто обращаем внимание на факт прямого участия компании в международных отношениях страны). Вопросы экспорта и транзита газа, реализации газовых проектов стали неотъемлемой частью политики Росси в Центральной Азии (Туркмения, Узбекистан, Казахстан), в Каспийском регионе, в Закавказье. Особое звучание имеют эти вопросы в Российско-Украинских отношениях. Вопросы реализации газовых проектов могут стать важной составной частью взаимоотношений России и стран Азиатско-тихоокеанского региона (прежде всего, Китая, Кореи и Японии).

История развития газовой отрасли России

Сначала несколько слов о мировом историческом опыте использования горючих газов.

Использование природного газа началось давно, но осуществлялось поначалу лишь в местах его естественных выходов на поверхность. В Дагестане, Азербайджане, Иране и других восточных районах с незапамятных времен горели ритуальные «вечные огни», рядом с ними процветали за счет паломников храмы. Позже отмечены случаи применения природного газа, получаемого из пробуренных скважин или из колодцев и шурфов, сооружаемых для разных целей. Еще в первом тысячелетии нашей эры в китайской провинции Сычуань при бурении скважин на соль было открыто газовое месторождение Цзылюцзынь. Практичные люди из Сычуаня довольно скоро научились использовать этот газ для выпаривания соли из рассола.

В течение многих столетий человек использовал такие подарки природы, но промышленным освоением эти случаи не назовешь. Лишь в середине XIX столетия природный газ становится технологическим топливом, и одним из первых примеров можно привести стекольное производство, организованное на базе месторождения Дагестанские Огни. Кстати, в настоящее время более 60% стекольного производства базируется на использовании в качестве технологического топлива именно природного газа.

Вообще говоря, преимущества газового топлива стали очевидны довольно давно, пожалуй, с момента появления промышленных процессов термической (без доступа воздуха) деструкции твердых топлив. Развитие металлургии привело к замене примитивных смолокурен коксовыми печами. Коксовому газу быстро нашлось бытовое применение-появились газовые рожки для освещения улиц и помещений. В 1798 году в Англии было устроено газовое освещение главного корпуса мануфактуры Джеймса Уатта, а в 1804 году образовалось первое общество газового освещения. В 1818 году газовые фонари осветили Париж. И очень скоро коксование стали применять для получения не столько металлургического кокса, сколько сначала светильного, а потом и бытового газа. Газификация быта стала синонимом прогресса, процессы газификации топлива совершенствовались, а получаемый газ стали все чаще называть «городским газом». Так, газ заменил другие виды топлива сначала для освещения, затем для приготовления пищи, отопления жилищ. Но почти столетие для этих целей использовался практически только искусственный газ, полученный из твердых топлив, а не природный газ.

Всерьез стали искать и разрабатывать месторождения природного газа в 20-х годах нашего века. И лишь в 30-х годах техника бурения на большие глубины (до 3000 м и более) позволила обеспечить надежную сырьевую базу газовой промышленности. Развитию новой отрасли помешала вторая мировая война. Во второй половине XIX века США, Канаду, Европу, Советский Союз пересекли мощные трассы, по которым в настоящее время передаются огромные количества природного, газа. Именно поэтому газ становится постепенно энергоносителем номер один для коммунально-бытовых нужд и промышленных энергетических установок. Доля природного газа превысила 60-процентный рубеж в энергетике производства цемента, стекла, керамики, других строительных материалов, приближается к 50% в металлургии и машиностроении. Применение природного газа в стационарных энергетических установках позволяет с учетом снижения расхода на собственные нужды электростанций увеличить их КПД на 6-7%, повысить производительность на 30% и более. Особенно эффективно применение природного газа на энергоустановках малой производительности, в первую очередь на так называемых пиковых мощностях. Там относительный эффект замены жидких и твердых топлив выше. По перечисленным причинам мы наблюдаем постоянное увеличение доли природного газа в топливно-энергетическом балансе многих стран.

В приложении [ОБЩЕЕ-5] приведена хронология основных событий газовой отрасли России. Ниже мы прокомментируем их с точки зрения организации и управления.

Учитывая то, что подходы к управлению экономикой во времена СССР были достаточно универсальны и незначительно менялись лишь при изменениях общего политического курса (что, как правило, происходило при смене лидера государства), мы не будем подробно останавливаться на особенностях управления газовой отраслью в так называемый «советский» период, а лишь обозначим основные вехи развития газовой отрасли в Советском Союзе, а также кратко охарактеризуем основные формы и методы организации и управления ею.

Истоком того, что представляет собой газовая отрасль в настоящее время принято считать завершившееся в 1946г. строительство газопровода Саратов – Москва, который должен был обеспечивать поставку энергоресурсов нового типа в столицу и в центральный промышленный регион – в условиях временного выбытия таких традиционных поставщиков энергоресурсов как Донбасс и Мосбасс и ориентации нефтяной промышленности на обеспечение военных усилий Советского Союза. Тогда при Совете народных комиссаров СССР был образован главк, получивший название Главгазпром (первый «Газпром» в России и СССР). В 50-х годах последовало строительство газопроводов Дашава-Киев, Шебелинка-Москва. Рост добычи газа и необходимость координации работ по газификации населенных пунктов привели к созданию в 1952г. в Министерстве жилищного и коммунального хозяйства РСФСР и других союзных республик Главных управлений газового хозяйства (Главгазов), а на территориях республик были созданы соответствующие территориальные организации газового хозяйства и газификации (первые ГРО).

После смерти Сталина в соответствии с провозглашенным Хрущевым принципом «территориального» управления в 1958г. предприятия газовой промышленности были переданы в ведение соответствующих региональных экономических Советов (так называемых «Совнархозов»).

Государственная политика в отношении газовой промышленности претерпела новые изменения после отставки Хрущева в 1964г. А год спустя было образовано Министерство газовой промышленности СССР. В задачи нового министерства входило управление системой транспорта газа и сооружение объектов газовой промышленности. В 1970-х годах появились образованные по территориальному признаку Всесоюзные промышленные объединения (ВПО). Эти ВПО явились отражением перемен, произошедших в нефтяной промышленности, где были также образованы территориальные предприятия, такие как Когалымнефтегаз, Тюменьнефтегаз и Саратовнефтегаз. В период 1973-76 гг. в газовой промышленности было создано 6 таких Всесоюзных промышленных объединений: Укргазпром, Комигазпром, Оренбурггазпром, Узбекгазпром, Туркменгазпром и Тюменьгазпром.

Одновременно были образованы управляющие структуры второго уровня, представленные производственными объединениями (ПО) и подчиненные соответствующим ВПО. В некоторых случаях производственные объединения подчинялись непосредственно Мингазпрому в обход ВПО. В основном это были относительно небольшие предприятия, расположенные в регионах с незначительными объемами добычи газа (в Краснодарском крае, Ставропольском крае, Красноярском крае и в Якутии), некоторые их них так и не вошли в состав современной структуры «Газпрома» в период приватизации.

Крупнейшим ВПО являлся Тюменьгазпром. В его состав входили добывающие предприятия: Надымгазпром, Уренгойгазпром, Ямбурггаздобыча и Сургутгазпром, а также газотранспортные предприятия Тюменьтрансгаз и Сургуттрансгаз.

ВПО обладали некоторой степенью самостоятельности, но одновременно являлись частью Мингазпрома и в полном соответствии с господствовавшей в то время концепцией централизованного планирования и управления экономикой находились в жестком подчинении союзному Министерству. ПО являлись лишь номинально независимыми предприятиями и прав принятия самостоятельных решений практически не имели. Координация осуществлялась на более высоком уровне с последующим доведением конкретных указаний к действию до ПО.

Изменения в административно-организационной структуре отрасли шли рука об руку с переменами в системе энергопотребления страны. Так, на последующее изменение топливно-энергетического баланса СССР в 1970-е годы большое воздействие оказала массовая газификация страны с опорой на новые месторождения Ямало-Ненецкого округа, интенсивная эксплуатация Самотлорского нефтегазового месторождения (Ханты-Мансийский автономный округ, максимальная добыча – 150 млн. тонн/год) и постепенное выбытие добывающих мощностей в традиционных регионах угледобычи (Донбасс, Московский и Печорский угольные бассейны).

В конце 1980-х годов в Советском Союзе с началом периода «гласности и перестройки» был провозглашен курс на повышение самостоятельности хозяйствующих субъектов. Тогда и было создано новое Министерство нефтяной и газовой промышленности СССР, объединившее функции бывших министерств нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности. Цель преобразований состояла в том, чтобы оставить за Министерством стратегические вопросы и регулирующие функции, а решение оперативных вопросов передать производственным объединениям. На оперативном уровне была образована группа предприятий новой формы – так называемые «концерны», которые обладали большей независимостью, чем ПО и подвергались существенно меньшему вмешательству в свою деятельность со стороны государства.

В то время рассматривалась возможность образования двух концернов, оба из которых в настоящее время стали ведущими компаниями в своих отраслях. Первый – нефтяная компания «ЛУКойл», второй – газовая компания, получившая тогда название Государственный газовый концерн «Газпром». Создание предприятия, известного сейчас как «Газпром», представляет собой почти классический пример раздела российской нефтяной и газовой промышленности теми людьми из высшего руководства, которые смогли предвидеть распад СССР и наступление нового периода в экономической жизни страны. Создание в 1988г. государственного газового концерна «Газпром» по сути означало охранительную изоляцию отечественной газовой промышленности путем выделения самостоятельной универсальной производственной структуры при выведении ее из-под контроля отраслевого Министерства.

Создание «Газпрома» активно отстаивалось Виктором Черномырдиным, который связан с газовой промышленностью многими годами своей жизни. Он занимал пост Министра бывшего Министерства газовой промышленности СССР, и когда последнее вошло в структуру нового Министерства нефтяной и газовой промышленности, В. Черномырдин был назначен Первым заместителем Министра. Однако верность он сохранил именно газовой промышленности, что видно из его последующих действий. Будучи Первым заместителем Министра нефтяной и газовой промышленности СССР, он сумел, не консультируясь со своим Министерством, убедить высшее руководство страны образовать на базе предприятий газовой промышленности концерн «Газпром». Министерство нефтяной и газовой промышленности было наделено лишь стратегическими и регулирующими функциями, распространявшимися на газовую промышленность, но сама отрасль в оперативном плане уже выходила за рамки полномочий Министерства.

Если концерн «ЛУКойл» представлял собой только часть нефтяной промышленности и его образование означало особую форму управления только частью отрасли, то «Газпром» практически во всех отношениях представлял собой всю газовую промышленность бывшего СССР. Главной целью реформ того времени было стремление децентрализовать управление экономикой, и создание газового концерна вполне укладывалось в это русло, поскольку как тогда представлялось, ответственность делегировалась от отраслевого министерства нижестоящему хозяйственному образованию. В реальности получилось все иначе – централизованное управление и контроль над газовой отраслью стали еще более сильными.

Что касается подотрасли газораспределения, то в 1989 г. на базе управления Главгаз бывшего Министерства жилищного и коммунального хозяйства РСФСР было образовано отдельное от Минжилкомхоза Всероссийское объединение при Совете Министров РСФСР «Росстройгазификация», куда наряду с территориальными организациями газового хозяйства и газификации вошли научно-исследовательский институт «Гипрониигаз», строительное управление «Росгазспецстрой», республиканское управление «Орггаз» (пусконаладочная организация), 3 завода газового оборудования и управление «Росгазкомплект». При этом несколько раньше, после тщательного обсуждения было, признано нецелесообразным включение системы «Росстройгазификации» в состав Министерства газовой промышленности СССР в силу различных особенностей их функционирования и большого числа не имеющих отношения к деятельности Мингазпрома нормативно-методических документов, регламентирующих деятельность газораспределительных организаций. Таким образом, необходимо еще раз подчеркнуть, что в советский период система газораспределения организационно никогда не входила в систему Мингазпрома.

После того, как «Газпром» фактически вышел из-под контроля Правительства, его руководство приступило к созданию структуры, в рамках которой отрасль должна была развиваться в будущем. Дочерние предприятия были разделены на 2 группы. В первую группу вошли предприятия, составлявшие Единую систему газоснабжения (ЕСГ) СССР. Это предприятия по добыче, транспорту и хранению газа, государственный контроль над которыми через «Газпром» считался жизненно важным для обеспечения непрерывности и безопасности газоснабжения страны. Во вторую группу вошли предприятия, выполняющие вспомогательные функции по отношению к предприятиям первой группы. Диапазон таких предприятий достаточно широк и включал в себя строительные организации, объекты машиностроения, сельскохозяйственные предприятия, а также объекты социальной сферы. Буровое объединение «Тюменьбургаз» и Уренгойский газохимический комплекс были отнесены к первой группе предприятий. Таким образом, даже на самом раннем этапе своего становления как самостоятельного хозяйствующего субъекта «Газпром» имел достаточно четкое представление о базовых предприятиях и тех, кто не является частью этой «базы».

В 1990г. руководство «Газпрома» стало задумываться о дальнейшем реформировании в рамках изменяющихся политико-экономических условий. Начальный план предусматривал преобразование концерна «Газпром» в Государственную акционерную компанию СССР. От этого плана отказались, когда стало ясно, что сам СССР находится на гране распада. В 1991-92 гг. разрабатывался новый план, предусматривавший объединение трех ключевых газопотребляющих республик бывшего СССР: России, Украины и Белоруссии, с помощью которого «Газпром» надеялся сохранить наиболее важную часть своего хозяйства в бывшем Советском Союзе, прежде всего магистральные газопроводы и подземные хранилища газа. К середине 1992г. и этот план также стал невозможен, и «Газпром» вынужден был согласиться стать исключительно российским предприятием.

В то же время компании не удалось полностью выйти из-под особого наблюдения Правительства. В то время как «Газпром» пытался выработать структуру, соответствующую новым политико-экономическим условиям в СССР, а позднее – в СНГ, продолжались споры об общем экономическом курсе страны, исход которых мог повлиять и на судьбу «Газпрома» в части и его структуры, и его хозяйственной деятельности.

Основываясь на собственном опыте управления отраслью, руководство «Газпрома» видело будущее компании как интегрированной газовой монополии. «Газпром» всегда был показательным символом советской экономики именно как образец удачной вертикальной интеграции всех звеньев «газовой цепочки» от разведки и добычи газа до его доставки конечным потребителям. Поэтому представление руководства «Газпрома» о будущем компании базировалось на убеждении, что только интегрированный характер отрасли позволит обеспечить ее успешное развитие.

Однако эта убежденность за пределами отрасли разделялась далеко не всеми. В течение 1992 г. реформаторское правительство Гайдара придерживалось мнения, что наиболее соответствующее принципам рыночной экономики оформление газовой промышленности должно предусматривать наличие независимых конкурирующих между собой добывающих предприятий, поставляющих газ в контролируемую из центра газотранспортную систему. Министром топлива и энергетики в то время был Лопухин, разделявший либерально-экономические взгляды Гайдара, что и привело к острому конфликту между Минтопэнерго и «Газпромом» по поводу направлений будущего развития и контроля над газовой промышленностью России.

В середине 1992г. Лопухин был вынужден уйти в отставку, в основном больше из-за конфликтов с нефтяниками, чем с газовиками, но по планам Правительства реформаторов в отношении газовой промышленности был нанесен серьезный удар. До назначения в январе 1993г. Министром топлива и энергетики Юрия Шафранника Минтопэнерго оставалось без Министра, и решения по данному направлению принимались тогдашним Заместителем Председателя Правительства В.Черномырдиным, назначенным на этот пост в мае 1992 г. и убежденным сторонником сохранения «Газпрома» в виде интегрированной компании. Именно в этот период были приняты основные решения относительно будущей судьбы «Газпрома», схемы регулирования его деятельности и структуры собственности компании, решения, которые обеспечили практическую независимость «Газпрома» от Правительства.

Далее началась история ОАО «Газпром» (см. соответствующую главу).

Нормативно-правовое регулирование газовой отрасли и взаимоотношения государства и отрасли

Любой хозяйствующий субъект в России взаимодействует с представителями Государства (как правило – конкретными органами исполнительной власти уровня федерации или субъекта федерации) в своей повседневной деятельности (регистрационные, налоговые, судебные, статистические органы, милиция, различные инспекции, таможня, службы валютного и экспортно-импортного контроля, в случае участия в экспортно-импортных операциях). Ниже мы будем останавливаться в основном на специфических отношениях предприятий отрасли и государства, характерных только для газовой отрасли (и некоторых других отраслей промышленности, но каждый раз со своей спецификой).

В силу размера, сложности и значения газовой отрасли для экономики страны система специфических отношений государства и отрасли достаточно громоздка. Причем необходимо отметить, что в силу ряда описанных ранее причин (и, прежде всего, высокой степени монополизма в отрасли) государство будет продолжать в обозримом будущем осуществлять некоторые функции непосредственного регулирования в отрасли.

Нормативно-правовое регулирование

В целом, всю нормативно-правовую базу, так или иначе затрагивающую и различным образом регулирующую отношения в сфере газовой отрасли, можно условно разделить на 2 блока:

1) нормативно-правовая база общего характера, которая не имеет своей целью регулирование отношений непосредственно в газовой отрасли, а формирует общую правовую среду и регулирует отношения в ней любых хозяйствующих субъектов;

2) специальная нормативно-правовая база, которая непосредственно нацелена на регулирование отношений в сфере газовой отрасли.

Полное описание системы нормативно-правового регулирования естественно начинать с изложения конституционных основ регулирования отрасли (особое внимание имеет смысл обратить на распределение полномочий между различными ветвями власти и разграничение полномочий РФ и Субъектов Федерации).

Далее необходимо перейти к описанию нормативно-правовой базы общего характера, определяющей общие условия деятельности предприятий и организаций (с указанием отраслевой специфики деятельности). Однако среди всего массива нормативно-правовых актов общего характера мы выделим только те законодательные и прочие нормативно-правовые акты, которые, на наш вгляд, в наибольшей степени влияют на формирование отношений в газовой отрасли (в силу присущих ей монопольных и других свойств) и имеют ключевое значение для разработки и проведения эффективной государственной политики в данной области. К их числу, прежде всего, относятся:

  • Гражданский Кодекс РФ (часть вторая) в 6 параграфе (статьи 539-548) описывает особенности заключения и исполнения договора об энергоснабжении по присоединенным сетям.
  • Закон РФ «О естественных монополиях» относит к естественно-монопольным видам деятельности в том числе и транспортировку газа по трубопроводам и устанавливает специальные методы государственного регулирования такой деятельности – через регулирование тарифов и определение подлежащих обязательному обслуживанию потребителей услуг.
  • Закон РФ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» определяет особый режим функционирования и государственного контроля деятельности таких объектов (в силу технологических особенностей к ним относится большинство производственных объектов газовой отрасли).
  • Закон РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» определяет подлежащие лицензированию виды деятельности (ряд из них относится к добыче углеводородов, переработке и транспортировке газа).
  • Закон РФ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса», устанавливающий особенности проведения процедур банкротства в том числе и для газотранспортных предприятий (устанавливает повышенную планку задолженности для признания предприятия банкротом, особые профессиональные требования к арбитражному управляющему, неделимость производственного комплекса в случае его продажи в ходе процедуры банкротства и т.д.).
  • Законы РФ «О недрах» и «О континентальном шельфе Российской федерации» излагают нормы недропользования, имеющие важнейшее значение для газовой отрасли страны.
  • Наконец в Законе РФ «О соглашениях о разделе продукции» описан специальный режим разработки месторождений полезных ископаемых (в том числе и газовых).

В настоящее время в Госдуме РФ обсуждаются новые главы Налогового Кодекса РФ (Часть вторая) и изменения к Закону РФ «О недрах», посвященные налогу на использование недр и таможенному налогообложению. Готовятся к рассмотрению глава Налогового Кодекса РФ, посвященная налогу на дополнительный доход при добыче и реализации углеводородов и Закон о концессиях.

К нормативно-правовым актам общего характера относятся и акты Президента РФ и Правительства РФ:

· О структуре и полномочиях федеральных органов исполнительной власти, определяющие в том числе и их специальные полномочия в отношении предприятий газовой отрасли.

· Об управлении промышленностью, приватизации, акционировании и управлении государственным имуществом в РФ, определяющие порядок приватизации предприятий отрасли и порядок управления государственными пакетами акций в них.

· О лицензировании отдельных видов деятельности.

· Об основах ценообразования и государственной политике регулирования цен на отдельные виды товаров и услуг.

· О регулировании поставок топливно-энергетических ресурсов.

· Об организации регулирования естественных монополий и антимонопольного регулирования.

· О проведении структурных преобразований в отраслях естественных монополий и направлениях развития топливно-энергетического комплекса.

Особо отметим законодательство, регулирующее специфику отношений в инфраструктурных отраслях (электроэнергетика, нефтяная промышленность, железнодорожный транспорт, связь, жилищно-коммунальное хозяйство), т.е. в первую очередь, законодательство о естественных монополиях, а также антимонопольное законодательство, определяющее основы предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции в целях обеспечения условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков. Данные направления нормативно-правового регулирования, которые к тому же в значительной степени связаны между собой, во многих случаях являются общими для указанных выше инфраструктурных отраслей экономики, а в отношении газовой отрасли фактически занимают промежуточное положение между общим и специальным законодательством.

К специальному законодательству в газовой отрасли относятся законы и иные нормативно-правовые акты, устанавливающие и регламентирующие специфические отношения именно в данной сфере.

Основным первичным законодательным актом, регулирующим отношения в газовой отрасли, является Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации». В [ОБЩЕЕ-6] мы приводим краткое описание этого закона. Закон «О газоснабжении…» устанавливает основные принципы государственного регулирования и взаимоотношений в сфере газовой отрасли. История принятия этого закона и его содержание являются ярким примером отраслевого лоббизма, Закон был разработан и введен в действие по инициативе и при непосредственной поддержке со стороны ОАО «Газпром» (имеет смысл отметить особую роль при принятии этого Закона Депутата Госдумы РФ В.Язева, который работая и в нынешнем составе Госдумы РФ последовательно отстаивает интересы ОАО «Газпром»).

Налоговый Кодекс РФ (Часть вторая), глава 22 «Акцизы», устанавливающий специальные акцизы при реализации газа.

Рассматриваются в Госдуме РФ законопроекты «О магистральном трубопроводном транспорте» определяющий понятие системы магистральных трубопроводов и устанавливающий порядок проектирования, строительства, эксплуатации, а также доступа к ней и «О регулировании нефтяного попутного газа» устанавливающий максимально допустимый предела сжигания ПНГ в факелах.

Другими нормативно-правовыми актами, специально регулирующими отношения в газовой отрасли, являются нормативно-правовые и прочие акты Президента РФ, Правительства РФ и отдельных федеральных органов исполнительной власти, посвященные вопросам управления и регулирования в газовой отрасли. Их можно сгруппировать по следующим основным категориям:

  • О собственности и управлении в газовой отрасли

(включая вопросы приватизации в отрасли, управления государственными пакетами акций и т.д.).

  • О регулировании рынка газа в Российской Федерации:

( важнейшим здесь является Постановление Правительства РФ 05.22.1998г. №162 «Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации» и целый рад нормативных актах о гарантиях поставок газа и неотключаемых потребителях).

  • Об обеспечении доступа к газотранспортным системам

(включая как вопросы доступа к магистральным газопроводам ОАО «Газпром», так и вопросы доступа к газораспределительным сетям).

  • О ценообразовании и налогообложении в газовой отрасли.

Органы государственной власти, осуществляющие специальное регулирование газовой отрасли

На основании описанной выше нормативно-правовой базы действуют государственные органы исполнительной власти. Достаточно условно среди них можно выделить «ближний круг» министерств и ведомств, которые постоянно непосредственно занимаются вопросами, связанными с работой газовой отрасли страны:

· Министерство энергетики Российской Федерации (выполняет ряд координирующих функций и участвует в рассмотрении почти всех вопросов, касающихся отрасли; лицензирует некоторые виды деятельности; составляет прогнозные ТЭ балансы; руководит работой энергонадзора и газовой инспекции и т.д.).

· Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации (регулирует цены на попутный и сжиженные газы; формирует и контролирует исполнение федеральных инвестиционных программ; координирует внешнеэкономическую деятельность; координирует работу органов исполнительной власти в сфере СРП; выдает разрешения на использование газа в качестве топлива и т.д.).

· Федеральная энергетическая комиссия Российской Федерации (регулирует цены на газ и тарифы на его транспортировку; рассматривает вопросы доступа к сетям ГРО; основывает свою работу на Законе РФ «О естественных монополиях»).

· Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (основывает свою работу на Законе РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»).

· Министерство природных ресурсов Российской Федерации (основывает свою деятельность на Законах РФ «О недрах» и «О континентальном шельфе РФ»).

· Министерство имущественных отношений Российской Федерации (основывает свою деятельность на Законе РФ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»).

Прочие федеральных органы исполнительной власти, часто привлекаемые к рассмотрению вопросов, касающихся газовой отрасли: Министерство финансов Российской Федерации, Министерство по налогам и сборам Российской Федерации, Государственный таможенный комитет Российской Федерации, Федеральный горный и промышленный надзор Российской Федерации, Российский фонд федерального имущества, Федеральная служба Российской Федерации по финансовому оздоровлению и банкротству, Федеральная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, Министерство иностранных дел Российской Федерации.

В силу важности и значения отраслей ТЭК в составе некоторых органов исполнительной власти выделяют специализированные структуры для рассмотрения вопросов, связанных с ТЭК. Например, Энергетическая таможня в составе ГТК.

Среди органов исполнительной власти на уровне Субъектов Федерации имеет смысл выделить Региональные энергетические комиссии (осуществляющие, например, регулирование розничных цен на газ для населения).

Анализ положений, описывающих задачи и функции различных органов исполнительной власти, однозначно показывает их внутреннюю несбалансированность и перегруженность деталями (функций больше, чем персонала) и плохую скоординированность между собой. Поэтому естественным шагом при организации работы по сложным вопросам является разработка специальных правительственных документов, регламентирующих распределение полномочий между органами исполнительной власти (так для организации работы по СРП Правительство РФ было вынуждено принять Постановление №86 от 02.02.2001г. «О мерах по совершенствованию деятельности федеральных органов исполнительной власти по подготовке, заключению и реализации соглашений о разделе продукции, а также по контролю за их реализацией. (Вместе с Положением о разграничении полномочий федеральных органов исполнительной власти в области подготовки, заключения и реализации соглашений о разделе продукции, а также по контролю за их реализацией.)» Осталось только построить подобную систему описания, координации и разграничения полномочий еще по целому ряду вопросов деятельности Правительства РФ.

Зачастую ожидаемые от органов исполнительной власти результаты работы просто плохо соответствуют их формальным функциям. И это порождает конфликты, как было с организацией работы Совет Директоров ОАО «Газпром». Например, детализация полномочий Госкомимущества России на уровне изложения отдельных направлений деятельности, осуществляемой этим органом государственного управления, не позволяет двояко трактовать его роль в системе исполнительной власти РФ. Восемнадцать из содержащихся в перечне его основных функций тридцати шести направлений прямо или косвенно предусматривают приватизацию государственного имущества. При этом еще восемь касаются различных аспектов формирования и ведения реестра государственной собственности и обеспечения представительства интересов государства в сфере отношений государственной собственности. Таким образом, собственно управленческих функций у Госкомимущества остается лишь десять (из них четыре направления касаются управления собственностью Российской Федерации за рубежом), т.е. скорее речь должна идти о министерстве приватизации, а не управления имуществом.

Система организации текущей работы органов исполнительной власти в большей степени построена на формальном контроле за формальным исполнением поручений, а не на решении конкретных стратегических задач. Поскольку государство всегда будет играть существенную роль в управлении газовой отраслью, а для понимания порядка выполнения правительственных поручений необходимо знать внутреннюю структуру органов исполнительной власти, то для тех, кто реально собирается реализовывать проекты в газовой отрасли мы подготовили сводную таблицу с указанием госорганов и госчиновников, обычно участвующих в рассмотрении вопросов, связанных с газовой отраслью [ОБЩЕЕ-7].

Инструменты государственного регулирования отрасли

На основании законов и других нормативно-правовых актов органы государственной власти реализуют следующие инструменты (направления) государственной политики в газовой отрасли:

· управление собственностью (ведь приватизация предприятий газовой отрасли в значительной степени не завершена, государственные пакеты акций имеются во всех крупных газодобывающих, газотранспортных компаниях и газораспределительных организациях);

· лицензирование и сертификация (ведь в соответствии с Законом РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензированию подлежит:

- проектирование магистральных газопроводов, нефтепроводов и продуктопроводов;

- строительство магистральных газопроводов, нефтепроводов и продуктопроводов;

- эксплуатация магистральных газопроводов, нефтепроводов и продуктопроводов;

- ремонт магистральных газопроводов, нефтепроводов и продуктопроводов;

- монтаж бурового оборудования;

- монтаж нефтегазопромыслового оборудования;

- монтаж геологоразведочного оборудования;

- эксплуатация бурового оборудования;

- эксплуатация нефтегазопромыслового оборудования;

- эксплуатация геологоразведочного оборудования;

- переработка газа и транспортировка по магистральным газопроводам газа и продуктов его переработки;

- хранение газа и продуктов его переработки.

Кроме того, лицензированию подлежат виды деятельности связанные с взрыво-, пожароопасным и химическим оборудованием и оборудованием, работающим под давлением.

Необходимо отметить, что в рамках реализации программы по дебюрократизации экономики Правительство РФ разработало и внесло на рассмотрение в Госдуму РФ изменения и дополнения к Закону РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности», в котором радикально сокращено количество лицензируемых видов деятельности.)

· недропользование, см. [ОБЩЕЕ-11];

· ценообразование и налогообложение;

· регулирование рынков газа (прежде всего это касается правил поставки газа, регулирование экспорта и организация рынка купли-продажи газа);

· регулирование естественных монополий и антимонопольное регулирование;

· структурная политика и определение стратегии развития отрасли.

Следует отметить, что разграничение круга вопросов, относящихся к тому или иному инструменту государственной политики, представляется довольно затруднительным. Многие вопросы можно отнести сразу к нескольким направлениям государственной политики. К тому же сами инструменты (направления) в некоторых областях четко не определены, а в некоторых в значительной степени пересекаются. Мы решили остановиться именно на таком перечне и такой формулировке направлений государственной политики в сфере газовой отрасли, прежде всего, потому, что, во-первых, это во многом соответствует мировому опыту регулирования газовой отрасли и проведения в ней структурных преобразований, а, во-вторых, нашим взглядам, сформировавшимся в результате практической деятельности в сфере государственного управления и регулирования газовой отрасли.

Ограничение перечня рассматриваемых инструментов государственной политики в газовой отрасли только данными направлениями не означает, что другие инструменты государственной политики имеют меньшее значение. Безусловно, такие направления, как регулирование рынка акций ОАО «Газпром», обеспечение промышленной безопасности, нормативно-техническое регулирование, обеспечение безопасности труда имеют большое значение в газовой отрасли. Но все же мы полагаем, что для целей формирования единой стратегии государственного управления и регулирования газовой отрасли и ее успешной практической реализации наибольшее значение имеют именно выделенные инструменты.

Зарубежный опыт, национальные особенности газовой отрасли, нефть или газ

Подготовленное нами некоторое описание экономики и организации газовых отраслей различных стран и опыта их регулирования и реформирования приведены в [ОБЩЕЕ-8].

Помимо национальных особенностей более или менее общих для всех отраслей промышленности и предприятий России (связанных с национальным менталитетом, географическими особенностями, «советским наследием» и т.д.) следует отметить некоторые специфические особенности газовой отрасли России.

Монополизм в газовой отрасли в мире является обычным явлением. Особенность России скорее в масштабе и размерах. Следующая за ОАО «Газпром» по уровню добычи газа компания Exxon Mobile (США) добывает газа почти в пять раз меньше. И в России тотально монополизировано все: добыча, транспортировка, распределение (ранее – на региональном уровне, а сейчас – и на федеральном), реализация и экспорт.

Крупные компании по добыче углеводородов почти никогда не специализируются только на добыче газа, а занимаются еще и добычей нефти (за исключением локальных компаний, одна зона добычи – одна зона потребления). В этом смысле ОАО «Газпром» – уникальная компания.

Национальной особенностью газовой отрасли («советское наследие») является и многолетнее организационное разделение распределения газа от других секторов отрасли (сейчас ОАО «Газпром» берет под контроль сектор ГРО).

Национальной особенностью является традиционное понимание границ газовой промышленности (см. термины и определения).

Национальной особенностью является и четкое организационное разделение нефтяной и газовой отрасли. Причем между «старожилами» отраслей до сих пор проявляется застарелое соперничество и обиды (в советское время боролись за государственное внимание и инвестиции, причем газовиков «часто обижали»; добычу нефти в России (и в мире) начали существенно раньше добычи газа и соответствующее министерство было организовано раньше; организационно газовики сначала входили в нефтяную отрасль).

С точки зрения технологий нефть и газ неразделимы в секторе разведки полезных ископаемых, это и понятно, в недрах их никто специально не разделяет, месторождения часто бывают смешанного типа. В секторе добычи есть много общего, но и много отличий (нефть чаще всего выкачивают и выдавливают из недр, а газ выходит под собственным давлением, хотя и есть способы повышения этого давления). В секторе транспортировки и последующей переработки отличия уже сильные (нефтяные и газовые трубопроводы сильно отличаются по принципам работы, кроме того, нефть возят и по железной дороге и танкерами). Кардинальные отличия имеются в секторе реализации и организации рынков сбыта (именно поэтому газовые проекты такие тяжеловесные). А вот в секторе потребления снова происходит некоторое смыкание, поскольку значительная часть газа и продуктов переработки нефти используется в теплоэлектроэнергетике. Исторически нефть считалась более ценным сырьем. Ранее часто неуспехом работы геологов считалось, если они в поисках нефти находили газовое месторождение. Даже ныне, когда на каспийском шельфе Азербайджана нашли крупное месторождение газа, а не нефти, это поначалу вызвало некоторое разочарование (реализацию нефти проще организовать). Отзвуками подобного неравного подхода является и то, что информация по газовым месторождениям в СССР и России всегда была открыта (кроме шельфа), а по стратегическим нефтяным месторождениям ХМАО – засекречена. Но в принципе вопрос «нефть или газ» является надуманным. Все зависит от причины, вызвавшей вопрос. Обычно в мире жестко специализированы компании по транспортировке, распределению и реализации газа.

Экономика отрасли в целом

В соответствующих главах отчета мы приводим информацию о ценах, налогах, тарифах на каждом этапе производственной цепочки газовой отрасли (это было необходимо, чтобы можно было знакомиться с содержанием каждой главы как с относительно самостоятельным материалом). Ниже мы приводим обобщенные данные (есть некоторый повтор в дальнейших главах отчета) и выводы и рассуждения, которые нельзя было отнести ни к одной из последующих глав отчета.

Регулируемые цены и тарифы

Особенностью газовой отрасли (и не только в России) является то, что цены на газ и тарифы на его транспортировку регулируются государством.

В соответствии с Конституцией РФ (Статья 71) «В ведении Российской Федерации находятся: …основы ценовой политики…».

Закон РФ «О естественных монополиях» определяет регулирование тарифов на транспортировку газа по трубопроводам (любым!), как метод регулирования деятельности субъектов естественных монополий.

Закон РФ «О газоснабжении в Российской Федерации» определяет принципы государственной ценовой политики в области газоснабжения, а в Статье 21 «Регулирование цен на газ и тарифов на услуги по транспортировке газа» прямо говориться:

«Государственное регулирование тарифов на услуги по транспортировке газа, отнесенные Федеральным законом «О естественных монополиях» к сфере деятельности субъектов естественных монополий, осуществляет федеральный орган исполнительной власти по регулированию естественных монополий.

По решению Правительства Российской Федерации регулирование тарифов на услуги по транспортировке газа может быть заменено государственным регулированием цен на газ для конечных потребителей, использующих его в качестве топлива и (или) сырья, а также тарифов на услуги по транспортировке газа для независимых организаций в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. При государственном регулировании цен на газ и тарифов на услуги по транспортировке газа учитываются экономически обоснованные затраты и прибыль, а также уровень обеспечения организаций – собственников систем газоснабжения финансовыми средствами на расширение добычи газа, сети газопроводов и подземных хранилищ газа.

В целях осуществления расчетов между организациями, входящими в состав системы газоснабжения, организация – собственник данной системы определяет внутренние расчетные цены на газ и внутренние расчетные тарифы на услуги по транспортировке газа».

Таким образом, узаконена нынешняя ситуация, когда государство регулирует оптовые цены на газ, а тарифы на транспортировку по магистральным газопроводам – только для независимых организаций, ОАО «Газпром» для своих дочерних компаний использует внутренние «трансфертные» цены и тарифы.

Постановление Правительства РФ от 07.03.1995г. №239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» (с последующими изменениями и дополнениями) определяет, что государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке РФ осуществляет

  • Правительство РФ и Федеральные органы исполнительной власти на:

Природный газ, нефтяной (попутный) газ и отбензиненный сухой газ (кроме реализуемого организациями – производителями газа, не являющимися аффилированными лицами открытого акционерного общества «Газпром», акционерных обществ «Якутгазпром», «Норильскгазпром» и «Роснефть – Сахалинморнефтегаз», а также реализуемого населению и жилищно – строительным кооперативам), нефтяной (попутный) газ, реализуемый газоперерабатывающим заводам для дальнейшей переработки, сжиженный газ для бытовых нужд (кроме реализуемого населению);

  • Органы исполнительной власти Субъектов РФ на:

Газ природный, реализуемый населению и жилищно – строительным кооперативам. Газ сжиженный, реализуемый населению для бытовых нужд (кроме газа для заправки автотранспортных средств).

Наконец Постановление Правительства РФ от 29.12.2000г. №1021 «О государственном регулировании цен на газ и тарифов на услуге по его транспортировке на территории Российской Федерации» определило порядок и основные принципы регулирования цен и тарифов на природный газ. А Постановление Правительства РФ от 15.04.1995г. №332 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен на газ и сырье для его производства» (с последующими изменениями и дополнениями) определило порядок регулирования цен на ПНГ и СНГ.

Непосредственно оптовые цены на природный газ и тарифы на его транспортировку по сетям ГРО и по магистральным газопроводам – для независимых организаций устанавливает своими решениями ФЭК. Так, Постановление ФЭК от 27.12.2000г. №80/3 ввело следующие оптовые цены на газ (в рублях за тыс.куб.м без НДС, но включая акциз, 15%), цены продифференцированы по 6 ценовым поясам, в зависимости от удаленности от мест добычи:

  • Оптовые цены на газ, реализуемый потребителям РФ (кроме населения) от 264 руб. в ЯНАО до 472 руб. на юге европейской части России (в Московском регионе – 458 руб.)
  • Оптовые цены на газ, предназначенный для последующей реализации населению от 226 руб. в ЯНАО до 296 руб. на юге европейской части России (в Московском регионе – 291 руб.)

Для независимых организаций Постановлением ФЭК от 16.12.1999г. №57/3 транспортный тариф по магистральным газопроводам был установлен в 9 руб. за тыс.куб.м на 100 км (без акциза и НДС) для транспортировки и реализации газа на территории РФ, а Постановлением ФЭК от 21.07.2000г. №36/6 тариф для экспорта-импорта-транзита газ был установлен в пределах 0,6-1,0$ за тыс.куб.м на 100 км.

Имеется целый ряд постановлений ФЭК, утверждающий транспортные тарифы для различных ГРО. Эти тарифы различаются для различных типов потребителей и различных ГРО, но в качестве оценочной можно взять тариф 50 руб. за тыс.куб.м (здесь от расстояния тариф уже не зависит непосредственно).

Нельзя однозначно утверждать, что все эти цены и тарифы отражают реальную себестоимость добычи, транспортировки и распределения газа, но они уже подвергались неоднократной корректировке (увеличению), и каждый раз организации газовой отрасли приносили в ФЭК данные обосновывающие рост их затрат, а ФЭК изучал эти данные и не все затраты признавал обоснованными (конечно и под давлением общей социально-экономической обстановки в стране). Но все же эти цены и тарифы можно считать «нижней границей средней температуры по больнице». Что же касается экспортно-импортных тарифов, то они установлены на мировом уровне, т.е. запретительные. Кроме того, при оценке общих затрат ОАО «Газпром» ФЭК естественно относит покрытие их существенной части за счет экспорта (что логично, а доходы от экспорта велики).

Цены на ПНГ и СНГ регулируются Министерством экономического развития и торговли РФ по согласованию с Министерством финансов РФ и Министерством энергетики РФ. Приказом МЭРТ РФ от 02.04.2001г. №86 оптовая цена на сжиженный газ для бытовых нужд была установлена в размере 1050 руб. за тонну (без НДС), а Приказом от 25.05.2001г. №147 оптовая цена на нефтяной (попутный) газ, реализуемый газоперерабатывающим заводам для дальнейшей переработки была установлена в пределах 275-350 руб. за тыс.куб.м (без НДС).

Налоги

Специфическими для газовой отрасли налогами, т.е. налогами, отличными от общеприменимых НДС, налога на прибыль и т.д. являются:

  • Акциз на газ (15% от цены реализации в России и СНГ, 30% от экспортной цены, при экспорте газа налоговая база уменьшается на сумму расходов на его транспортировку вне территории России и на сумму таможенных платежей, введено Главой 22 «Акцизы» Налогового Кодекса (Часть вторая), );
  • Таможенные тарифы на газ (ввозная таможенная пошлина – 5%, введена Постановлением Правительства РФ от 22.02.2000г. №148; вывозная таможенная пошлина – 10%, но не менее 5 евро за 1000 кг, введена Постановлением Правительства от 28.05.2001г. №411);
  • Налоги и платежи, связанные с недропользованием (здесь имеются как лицензионные платежи так и роялти – плата за пользование недрами и налог на ВСМБ; отметим, что по сравнению с вышеупомянутыми налогами размер этих налогов невелик, так как они взимаются от цены добычи газа, а она существенно меньше цены реализации, кроме того, ОАО «Газпром» применяет трансфертные цены; наконец, необходимо отметить, что в настоящее время в Госдуме РФ рассматривается проект новой главы Налогового кодекса, подготовленный Правительством РФ, вводящий единый налог на добычу полезных ископаемых).

Некоторые оценки

Основываясь на величине регулируемых цен на газ в России (около 450 руб. за тыс.куб.м с акцизом но без НДС) и величины «первых» оптовых цен на газ в Европе (ныне – около 100$ за тыс.кб.м) можно оценивать годовой валовый доход ОАО «Газпром» (не включая акциз, НДС и таможенные платежи, ставка которых в прошлом году была 5%):

  • От экспорта (кроме СНГ) – около 9,5 млрд.$.
  • От экспорта в СНГ – около 1,1 млрд$.
  • От реализации газа в России – около 122 млрд.руб (около 4,2 млрд.$ по текущему курсу).

Реализацию газа компанией «Итера» мы естественно сюда не включаем. Что касается неплатежей, то можно сказать, что они в последнее время не растут, а даже снижаются. Отметим, что помимо газа ОАО «Газпром» добывает и продает нефть и конденсат (входит в 10 крупнейших производителей России) и еще некоторые виды продукции.

Отметим, что в сводном отчете о прибылях и убытках ОАО «Газпром» приведена выручка от продажи товаров, продукции, работ, услуг (за минусом НДС, акцизов и аналогичных обязательных платежей) за 2000г. в размере 498 099 млн.руб. (около 17 млрд.$ по текущему курсу).

Объем производственных инвестиций (капиталовложений) за 2000г. ОАО «Газпром» в материалах к годовому собранию акционеров приводит в размере 101,2 млрд.руб. (около 3,5 млрд.$ по текущему курсу).

В последнее время много говорят о выводе активов из ОАО «Газпром». При этом чаще всего обращают внимание на совместную разработку месторождений (а это отнюдь не однозначное явление). Реально активы выводятся через тотальную «приватизацию» входящих и исходящих из ОАО «Газпром» финансовых потоков (они пропускаются через дружественные фирмы). Отметим, что только 1% от продажи продукции+капитальных вложений составляет около 200 млн.$ в год.

Приведем еще некоторые очень грубые, но полезные оценки. Строительство 1 км линейной части магистрального газопровода (с учетом расходов на строительство КС) обходится примерно в 1 млн.$. Освоение месторождения газа в Западной Сибири с уровнем добычи 10 млрд.куб.м газа в год обходится в 0,5-1 млрд.$. Строительство 100 км магистрального газопровода оправдано, если из него потребителями будет отбираться не менее 1 млрд.куб.м в год.

Для целей регулирования и контроля цен в мире известны три подхода:

  • «cost+», когда с теми или иными поправками и допущениями оценивают расходы на производство продукции и ее доставку до потребителей;
  • «net back», когда цена на конкретном рынке рассчитывается от некоторой публично известной цены (например – биржевой) обратным счетом, т.е. вычитаются транспортные и другие расходы;
  • «must», когда орган регулирования волевым образом устанавливает цены исходя из общих соображений (как делалось с регулируемыми ценами в России после дефолта 1998г., известное «картельное соглашение»).

Другие способы контроля или регулирования цен являются сочетанием вышеупомянутых.

Часто можно слышать утверждение о том, что цены на газ в России существенно ниже «мировых цен». Что касается уровня «мировых цен», то открытый рынок с публичными котировками (например, биржевыми) существует в США и Канаде, в Европе – в Великобритании, и зарождается на западе Западной Европы (так называемый спотовый рынок). В Центральной и Восточной Европе открытого рынка газа нет, газ продается по долгосрочным (десятилетия) контрактам. Естественно цены в этих контрактах договорные и в точности широкой публике неизвестны. Но известен общий принцип их формирования (обычно они определяются расчетным образом по цене некоторой «энергетической корзины» за предыдущий период, на стоимость этой корзины существенное влияние оказывает цена на нефть, поэтому договорные цены на газ с задержкой в 3-6 месяцев «следуют» за ценами на нефть).Уровень этих договорных цен регулярно публикуется в открытой зарубежной прессе, кроме того очевидно, что ОАО «Газпром» должно сообщать величину экспортных цен таможенным органам.

Кроме того, необходимо понимать, что существует несколько уровней «мировых цен». Обычно национальная транспортная компания покупает газ на границе у зарубежного поставщика по «первой» оптовой цене. Затем транспортирует газ по своим магистральным газопроводам и реализует его крупным потребителям или газораспределительным организациям по «второй» оптовой цене. И лишь затем происходит розничная реализация газа. В [ОБЩЕЕ-8] приведены розничные цены для потребителей различного типа. Таким образом, говоря об ОАО «Газпром», необходимо сравнивать оптовую цену (для промышленных потребителей) в России с «первой» оптовой ценой в Европе. При сравнении необходимо иметь ввиду, что цены за рубежем чаще всего указываю не за тыс.кб.м (или другую объемную единицу), а за некоторый энергетический эквивалент (который рассчитывается с учетом теплотворной способности газа).

Попробуем грубо оценить, что значит «мировая цена» на газ в Московском регионе по методу «net back». В качестве базовой возьмем «первую» оптовую цену на границе с Германией (оценим ее в 100$ за тыс.куб.м, сейчас эта цена выше, но в 1998г. она была ниже). Таможенный тариф сейчас составляет 10% контрактной цены, т.е. 10$ за тыс.куб.м. Транспортные расходы оценим в 22$ за тыс.куб.м (2200 км транспортировки по газопроводам через Украину при транспортном тарифе 1$ за тыс.куб.м на 100 км). Наконец, акциз на газ составляет 30% от контрактной цены за вычетом транспортных расходов вне России (1700 км транспортировки по газопроводам от границы Россиия-Украина) и таможенных платежей, т.е. 22$ за тыс.куб.м. Таким образом «мировая оптовая цена» (без налогов) может быть оценена в Московском регионе в 46$ (100$-22$-10$-22$).

Отсюда, учитывая, что в настоящее время оптовая цена на газ в Московском регионе составляет 16$ за тыс.куб.м (13,5$ без акциза) можно сделать выводы:

  • Утверждение о том, что ОАО «Газпром» бесплатно кредитовал всю экономику России, поставляя дешевый газ, несостоятельно. Перед дефолтом 1998г. оптовая цена на газ в Московском регионе составляла 43$ за тыс.куб.м (31$ без акциза, тогда акциз при реализации газа в России составлял 30%), а оптовые цены на границе с Германией были около 70$ (вывозная таможенная пошлина отсутствовала), т.е. расчетная «мировая оптовая цена» составляла 32$ за тыс.куб.м.
  • Предлагая за 1-2 года поднять цены на газ в 2-3 раза, ОАО «Газпром» фактически хочет довести цены на газ в Росси снова до мировых.

Сравнение Российских розничных цен на газ с розничными ценами в Европе показывает, что цены на газ в России будут расти неизбежно, но рост цен должен сопровождаться их дифференциацией в зависимости от объема газа, используемого потребителем и стабильности режима его отбора.

Отметим, что в соответствии с Главой 22 «Акцизы» Налогового Кодекса (Часть вторая) акциз не взимается при реализации (передаче) отбензиненного сухого и нефтяного (попутного) газа после их обработки или переработки (пока писался настоящий отчет Госдума РФ приняла законодательную поправку, вводящую взимание акциза с экспортируемог отбензиненного газа на уровне ПГ). Естественно, что при экспортном акцизе более 20$ за тыс.куб.м газа и цене попутного газа в России 9,5-12$ за тыс.куб.м, а природного – около 13$ за тыс.куб.м (без акциза), то продажа отбензиненного газа на экспорт будет выгодна до тех пор, пока стоимость его переработки и транспортировки по России не буде превышать 22-23$. (что есть в настоящее время). Поэтому ОАО «Газпром» указал, что направил весь имеющийся у него отбензиненный газ на экспорт (что не запрещено, ведь реально даже не требуется точно указывать из какого месторождения куда направлен газ, весь газ поступает в трубопроводы ОАО «Газпром», а далее распределяется «из общего источника»). Возможно и нефтяным компаниям было бы выгодно оплачивать переработку своего попутного газа и его транспортировку с последующей продажей на экспорт, но ОАО «Газпром», фактически контролируя цены на транспорт газа и его переработку (через ОАО «СИБУР») может сделать этот проект экономически невыгодным даже при высоких экспортных ценах на газ.

Неструктурированность и неестественность акциза на газ проявляется и в следующем. При расчете экспортного акциза налоговой базой является выручка за вычетом расходов на транспортировку вне территории России и таможенных платежей. На протяжении ряда лет одним из публично озвучиваемых спорных вопросов между ОАО «Газпром» и газовиками Украины было то, что «нехорошие украинцы» устанавливали ОАО «Газпром» очень высокий транзитный тариф (назывались цифры до 1,75$ за тыс.куб.м на 100 км, что действительно высоко даже в сравнении с европейскими данными), а в ответ «обиженный» ОАО «Газпром» устанавливал украинской стороне высокую цену на газ, который поставлял на Украину в оплату этого транзита – 80$ за тыс.куб.м (отметим, с учетом расходов на транспортировку газа от украинской границы до центра Европы даже сейчас, при высоких ценах на газ, эта цена несколько выше «мировой», а два года назад она была существенно выше европейских цен). Поскольку ОАО «Газпром» никогда не платил и не платит денежными средствами за украинский транзит, а расплачивается поставками газа, в котором отчаянно нуждается Украина (около 32 млрд.куб.м ежегодно), то взаимное увеличение цен и тарифов с украинской стороной влияло на расходы ОАО «Газпром» исключительно в увеличении суммы акциза, уплачиваемого с поставляемого на Украину в счет оплаты транзита газа (было 30% от увеличения цены, сейчас – 15%), но при этом уменьшалась и налогооблагаемая база для расчета акциза на весь транспортируемый через Украину в Европу газ (около 100 млрд.куб.м в год), причем уменьшалась на все 100% суммы взаимного увеличения цен и тарифов. Получается парадоксальная ситуация, государство создает условия, когда ОАО «Газпром» выгодно иметь высокий транспортный тариф на Украине.

Об отсутствии необходимости возврата старых инвестиций при добыче газа см. экономический раздел Главы 3 настоящего отчета.

При реализации проекта строительства магистрального газопровода могла бы возникнуть аналогичная ситуация с невозможностью конкуренции с транспортными тарифами ОАО «Газпром» по причине необходимости обслуживания привлеченных под новый проект займов. Но эта ситуация не может реализоваться на практике, поскольку магистральные газопроводы как правило между собой не конкурируют (поэтому газотранспортные компании и являются субъектами естественных монополий), а строятся в новых направлениях под конкретные проекты.

Отметим, что высказанные соображения органы регулирования цен могут использовать как обоснование того, что расчетную «мировую цену» на газ в московском регионе для ОАО «Газпром» надо уменьшить еще минимум на 10$ за тыс.куб.м (т.е. не 46$, а 36$).

О структуре оптовых цен на газ.

Есть и еще одна причина, которая препятствует выходу независимых производителей газа на российский рынок. Как было сказано ранее, ОАО «Газпром» в целях минимизации налогов, начисляемых при добыче газа и для централизации финансовых потоков всячески старается минимизировать цены добычи. Но при этом естественно, представляя контролирующим государственным органам расчеты по стоимости газа, ОАО «Газпром» закладывает туда все свои расходы (и дополнительные расходы в добыче, и инвестиции в добычу, и все производственные расходы, и все непроизводственные расходы). В результате увеличивается стоимость транспортировки газа (косвенным доказательством этому служит то, что внутренние транспортные тарифы для предприятий ОАО «Газпром» почти в два раза ниже тарифов, установленных ФЭК для независимых производителей газа). Таким образом, мало того, что независимый производитель газа не сможет конкурировать с искусственно заниженной ценой добычи ОАО «Газпром», он «в квадрате» не сможет конкурировать с оптовой ценой ОАО «Газпром» на выходе из магистрального газопровода, заплатив завышенный транспортный тариф.

Неестественной является и структура дифференциации оптовых цен на газ по ценовым поясам. Минимальная цена меньше максимальной (на юге европейской части России) на 44%. Но транспортная составляющая в цене газа на юге России составляет явно больше половины. Из этого следует, что вблизи мест добычи газ продается с очень высокой рентабельностью, а на юге – с убытком. В целом по системе ОАО «Газпром» ситуация нивелируется. Отсюда, кстати становиться ясно, почему компания «Итера» стала заниматься реализацией газа в Свердловской области – ближайшем крупном промышленном регионе к ЯНАО.

Инвестиции и эффективность

Традиционно принято говорить об инвестиционном кризисе в российской промышленности в целом, и в ТЭК в частности. Однако в газовой отрасли ситуация несколько отличается от традиционной в лучшую сторону. Полностью исчерпан проектный ресурс более чем на трети объектов газовой промышленности (а в угольной промышленности, например, изношено более половины объектов). Массовое строительство магистральных газопроводов и освоение месторождений Западной Сибири производились в конце 70-х 80-е гг. и поэтому в отрасли имелся «инвестиционный запас», например пик «ресурсного» выбытия магистральных газопроводов должен прийтись на 2010-2012гг. Ниже в таблице приведены сравнительные данные по объему инвестиций в ТЭК в последнее «советское» десятилетие и первое «российское»:

Структура инвестиций в топливно-энергетический комплекс

СССР и России

Направление инвестиций

период:

 

1980 – 1990

 

1990 – 2000

 

Изменение

Добыча и транспортировка нефти

41%

33%

70,5%

Нефтепереработка

2%

3%

150,0%

Добыча и транспортировка газа

31%

41%

133,6%

Электроэнергетика

17%

20%

117,6%

Добыча угля

9%

3%

23,3%

Итого:

100%

100%

 

 

Формально относительная доля инвестиций в газовую отрасль увеличилась, и основной причиной этого были инвестиционные льготы и преференции, полученные РАО «Газпром» в первой половине 1990-х гг. (в частности Указом Президента РФ от 05.11.1992г. №1333, который определял порядок акционирования Государственного газового концерна «Газпром», обществу было предписано создать «единый фонд стабилизации и развития» и отчисления в него относить на себестоимость; и только Указ Президента РФ от 01.09.1995г. №894 остановил эту практику). С другой стороны, уменьшился абсолютный объем инвестиций и оказалось, что использовались они крайне неэффективно.

Но сейчас можно констатировать, что «инвестиционный запас» уже израсходован. В целом, из-за общего дефицита инвестиционных ресурсов, начиная с 1994г. прирост разведанных запасов газа и нефти не компенсирует их промышленную добычу. Вплоть до 1999г. пророст запасов нефти составлял 80% от ее добычи, газа – 60% от его добычи. Это, по сути, означало, что развитие энергоресрурсной базы национальной экономики приобрело в девяностые годы экстенсивный характер.

Критическое состояние основных фондов предприятий топливно-энергетического комплекса накладывается на падение темпов ввода новых месторождений газа и нефти. Это вызвано тем, что разведочное бурение и обустройство новых месторождений являются весьма капиталоемкими операциями (разработка месторождения с запасами от 1 до 2 трлн. м3 газа или от 100 до 300 млн. тонн нефти требует инвестиций в размере 2 – 3 млрд. долл. США) с длительным циклом окупаемости (не менее 5 -7 лет).

Локальный инвестиционный подъем, охвативший нефтяной сектор отечественной экономики во второй половине 1999 – 2000 гг. (и связанный прежде всего с высокими мировыми ценами на нефть), практически обошел стороной газовую отрасль. Напротив, общим местом стали заявления ее представителей о глубоком инвестиционном кризисе, который она переживает, а также о необходимости срочного привлечения крупных капиталовложений, измеряемых десятками миллиардов рублей. В частности, представители ОАО «Газпром», прогнозируя на 2000г. падение объемов добычи на 2000г. на 10 – 12 млрд. м3 и на 2001г. – на 36 млрд. м3, утверждают, что для расширения эксплутационного бурения на имеющихся месторождениях и ввода новых в первом десятилетии XXI века потребуются инвестиции от 80 до 100 млрд. долл. США.

По аналогии с первой третью 1990-х гг., когда ОАО «Газпром» имел весьма существенные инвестиционные преференции, представители газовой монополии главным источником инвестиций считают выручку компании, измеряемую в конце 1990-х гг. в интервале от 8 до 10 млрд. долл. США ежегодно, прежде всего по контрактам о поставке газа в дальнее зарубежье. Существенно меньшим инвестиционным потенциалом – с позиции газовой монополии, – обладает выручка, генерируемая продажами газа на внутреннем рынке и странам СНГ – из-за неплатежей, превысивших 120 млрд. руб. (по России) и 3 млрд. долл. США (Украина, Беларусь, Молдова).

Для обеспечения необходимых (590 – 630 млрд. м3 в год) уровней добычи газа в 2001 – 2010гг. ОАО «Газпром» должен ввести в разработку ряд новых месторождений на полуостровах Ямал и на Арктическом шельфе (Заполярное, Штокмановское, Бованенковское). Между тем, указанные месторождения расположены в отдаленных регионах с крайне неблагоприятными природно-климатическими условиями и неразвитой траспортно-коммуникационной инфраструктурой. Сами месторождения имеют сложные горно-геологические характеристики, обладают меньшими подтвержденными запасами газа, нежели те, которые эксплуатируются в настоящее время. Прокладка новых газотранспортных магистралей от указанных месторождений не только к местам потребления, но и до действующих газопроводов, также представляет собой сложную инвестиционную проблему. В целом же в 2000 – 2010 гг. следует ожидать значительного увеличения удельных затрат на добычу газа, обеспечить финансирование которых за счет собственных ресурсов, как показано выше, ОАО «Газпром» не сможет.

Таким образом, глубокое и объективно необходимое переустройство российской газовой отрасли и ТЭК в целом возможно только за счет повышения их инвестиционной активности и инвестиционной привлекательности. В свою очередь, повышение инвестиционной активности и привлекательности возможно лишь при условии учета базовых принципов организации любого инвестиционного процесса, в число которых входят прозрачность объектов инвестирования, исключение или минимизация неэффективных затрат при использовании инвестиций, обоснованность и предсказуемость движения инвестиционных потоков, гарантии прав инвесторов и обеспечение доходной возвратности инвестиций. Перечисленные принципы реализуются настолько эффективно, насколько эффективны структура, стратегический менеджмент и деловая практика потребителей инвестиционных ресурсов.

Общая эффективность работы ОАО «Газпром» крайне невысокая. Некоторые эксперты дают 20-30 кратную разницу по сравнению с зарубежными компаниями, беря за единицу эффективности доход на одного работающего в компании человека. Возникает вопрос о корректности такого сравнения, учитывая уникальность ОАО «Газпром», его размер и то, что компания занимается и добычей и транспортировкой газа. Наверно более корректно было бы проводить сравнение по видам деятельности и, например, в добыче за критерий брать количество газа, производимого на одного работающего в компании человека. Но качественный результат оценок не вызывает сомнения. Известно, что за 90-е годы количество людей, работающих в системе ОАО «Газпром» возросло более, чем в два раза, а количество добываемого и транспортируемого газа сократилось. Можно сделать вывод о том, что в нынешнем состоянии в ОАО «Газпром» в принципе отсутствуют экономические механизмы, стимулирующие повышение эффективности его работы.

Вопросы подготовки кадров, исследовательские организации и эксперты в газовой отрасли, источники дополнительной информации

Специализированные учебные заведения, эксперты и дополнительные источники информации указаны в конце каждой главы настоящего отчета, здесь мы приводим только самую общую информацию.

Помимо прилагаемой к отчету сводной карты [ОБЩЕЕ-2] по газопроводам и месторождениям в нашем распоряжении имеется и катра в виде компьютерной программы (лицензионная, официально закупленная). Программа позволяет выводить в цвете и в произвольном масштабе элементы географических карт с различной степенью деталировки и с нанесением на них различных объектов газовой промышленности и инфраструктурных объектов (дороги и т.д.). Работа с программой требует некоторых навыков. Программа продается Картографическим информационным Центром «ИНКОТЭК», созданным на базе ВНИИКТЭП при Госплане СССР. Центр «ИНКОТЭК» предлагает картографические и справочно-информационные материалы по топливно-энергетическому комплексу и металлургии стран Европы, СНГ и Балтии, т.402-2055, 154-6188. Информация обзорная и очень наглядная, но полезна при изучении ситуации в целом, а не по конкретному проекту.

Что касается консультантов и экспертов в газовой отрасли, то естественно было бы искать их в организациях отрасли. Однако сверхмонополизация отрасли, относительно слабое развитие бизнес отношений, жесткий формальный и неформальный внутрикорпоративный кодекс поведения в ОАО «Газпром» и фактическая консервация там многих взаимоотношений и подходов со времен Мингазпрома СССР привели к интересным результатам. Эксперты, имеющие относительно независимый взгляд на отрасль, ее проблемы и возможные стратегии развития являются в значительной степени научными сотрудниками, не имеющими бизнес опыта и обладающими паталогической неспособностью разрабатывать и сопровождать конкретные бизнес-проекты (т.е. делать именно то, что составляет основу управленческого консалтинга в зарубежных консультационных фирмах). В [ОБЩЕЕ-9] мы приводим некоторый список экспертов и рассуждения, где их можно еще искать. Что же касается специалистов отраслевых компаний, то, как правило, они обладают узкими профессиональными знаниями. В ОАО «Газпром» и некоторых других компаниях имеется очень небольшое число специалистов (уровня начальника либо заместителя начальника управления), обладающих достаточной широтой знаний и взглядов, но они, как правило, плохо идут на контакт и все же перегружены неким априорным набором отраслевых управленческих аксиом, поэтому их выводы требуют дополнительного анализа.

Мы прилагаем к отчету копию книги «Кто есть кто в газовой промышленности России» (912 стр.) [ОБЩЕЕ-10], выпущенной информационно-издательским агентством «Корвет» (Санкт-Петербург) в 1996г. в основном по материалам ОАО «Газпром» (с небольшими добавлениями, в частности – директоров крупнейших ГРО). Очевидно, что книга фактически описывает высший и средний управленческий персонал Мингазпром СССР.

В целом необходимо с сожалением отметить относительно невысокий средний уровень подготовки специалистов-управленцев газовой отрасли по сравнению со многими другими отраслями. Например, даже в ТЭК гораздо более высоким средним уровнем отличаются энергетики. Традиционно высокий средний уровень у геологов. Первопричина этого лежит в советской системе образования (возможно сейчас ситуация меняется). Часто менеджеры газовой отрасли (как правило, люди не без индивидуальных талантов) невыгодно выглядят по сравнению с менеджерами западных газовых компаний. Сверхмонополизация и законсервированность производственных отношений в отрасли препятствует развитию различных консультационных и сервисных компаний, которые часто служат кадровым источником для, например, нефтяной отрасли.

Традиционный взгляд на подготовку кадров гласит, что основные кадры для газовой отрасли готовят в нефтегазовых специализированных учебных заведениях. Однако это не совсем верно и в этом взгляде сильно проявляется «клановость» газовиков. Например, в транспортных предприятиях системы ОАО «Газпром» больше сотрудников, чем в добывающих предприятиях, а необходимый набор базовых знаний для значительной части сотрудников транспортных предприятий скорее ближе к стандартной специальности выпускников политехнических ВУЗов – инженер-механик.

Консультационные и исследовательские организации:

Список научно-исследовательских, научно-производственных и консалтинговых организаций нефтегазовой отрасли приведен в [ОБЩЕЕ-12].

  • ВНИИгаз – головная исследовательская организация ОАО «Газпром», ведет работу по всем основным направлениям развития газовой отрасли, в штате – более 2000 человек, ныне директором является смещенный со своей должности несколько месяцев назад бывший Заместитель Председателя Правления ОАО «Газпром» В.Ремизов.
  • ВНИИОЭНГ – Всероссийский Научно-Исследовательский Институт организации, управления и экономики нефтегазовой промышленности
  • ВНИИгазэкономика – институт системы ОАО «Газпром», занимается соответственно экономическими проблемами отрасли.
  • Институт нефти и газа РАН – единственный специализированный нефтегазовый институт в системе РАН, директор – А.Дмитриевский (см. приложение об экспертах).
  • Институт энергетических исследований РАН – под руководством Члена-корреспондента РАН А.Макарова (см. приложение об экспертах) институт занимается изучением стратегических вопросов энергообеспечения.
  • Институт проектирования и научной экспертизы РГУ нефти и газа им. Губкина.
  • Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН (г.Новосибирск) – имеется подразделение по нефтегазовой промышленности.
  • ЭНГИН – Институт геополитических и экономических проблем энеергетической безопасности России РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина, Директор-Е.А.Телегина, реально штат состоит из нескольких человек и директор является основным сотрудником, пишут монографии и проводят конференции по энергобезопасности (в основном стратегический и международный аспект).
  • Институт энергетической стратегии Минэнерго России – Генеральный директор В.В.Бушуев.

Учебные заведения:

Список учебных организаций нефтегазовой отрасли (включая геологию и геофизику) приведен в [ОБЩЕЕ-13]. Укажем лишь некоторые из них.

  • Российский Государственный Университет нефти и газа им.Губкина- Ректор – Альберт Ильич Владимиров
  • МИТЭК – Международный институт топливно-энергетического комплекса МГИМО МИД России. Директор – Член-корреспондент РАН Валерий Иванович Салыга. Обучение в 2001 году будет проводиться на пяти отделениях: «Международное торговое дело», «Мировая экономика», «Финансы и кредит», «Менеджмент» и «Связи с общественностью». В МИТЭК учебный процесс ведется по многоуровневой системе высшего образования, включающей программы подготовки бакалавра, специалиста и магистра. Разработаны программы второго высшего образования, составленные для ведущих специалистов и руководителей компаний ТЭК, которые могут получить новую квалификацию в короткие сроки и в максимально удобном режиме.
  • Тюменский Государственный Нефтегазовый Университет.
  • Уфимский Государственный Нефтяной Технический Университет.
  • Международный центр нефтегазового бизнес образования.

Клубы, союзы, ассоциации

  • Российский газовый союз – некоммерческая организация, созданная в 2000г. в основном ГРО (при участии ООО «Межрегионгаз»), Президент – С.Чижов, Исполнительный директор – Л.Гефен, в настоящее время практически не действует.
  • Российское газовое общество – некоммерческое партнерство, созданное весной 2001г. предприятиями системы ОАО «Газпром» и контролируемыми ими ГРО. Президент – Р.Вяхирев, Директор – В.Аникеев
  • Московский нефтяной клуб – Исполнительный директор Т.Багиров
  • Союз нефтегазопромышленников РФ – лидер – Депутат Госдумы РФ В.Медведев.
  • Энергетический клуб России – создан весной 2001г. ведущими компаниями ТЭК России по инициативе В.Черномырдина, Исполнительный директор – В.Кузенков.

Значительное количество различных союзов и ассоциаций, заявляя, что они работают и с газовой отраслью, реально не имеют постоянного контакта с отраслью (в силу очень высокой степени монополизации и централизации отрасли). Это, например, «Союз нефтепромышленников России», «Ассоциация горнопромышленников России», «Российский топливный союз».

Проблемы и тенденции развития газовой отрасли

Здесь мы указываем только самые общие проблемы и тенденции, которые по смыслу не укладываются в тему ни одной из нижеследующих глав.

Газовая отрасль страны играет крайне важную роль в энергообеспечении, экономике, внутренней и внешней политике страны, и в энергообеспечении Европы.

В газовой отрасли назрели серьезные проблемы, которые концентрировано выражаются в снижении добычи газа в стране на фоне роста платежеспособного спроса. Реформирование газовой отрасли неизбежно, причем вызвано это не только внутренними причинами (неспособностью обеспечить увеличение добычи газа и неэффективностью) но и внешними (несоответствие структуры отрасли складывающейся в стране системе производственных и политических отношений).

Анализируя проблемы, возникавшие за последние десять лет в развитии газовой отрасли России, можно сделать вывод о том, что успешная реструктуризация и развитие отрасли невозможны без реструктуризации некоторых смежных секторов. Укажем наиболее важные из них:

· Реструктуризация теплоэлектроэнергетической отрасли;

· Реструктуризация системы ЖКХ страны;

· Реформирование и развитие системы социального обеспечения (прежде всего, для построения системы прямых целевых дотаций малоимущим);

· Реформирование системы государственного управления.

С другой стороны начавшаяся реформа теплоэнергетического отрасли достаточно жестко задает сроки реформирования и газовой отрасли (трудно себе представить, что при демонополизации электротеплогенерации сохраниться монопольный поставщик важнейшего первичного энергоресурса федерального масштаба).

Некоторые выводы из мирового опыта регулирования и реформирования газовой отрасли см. в конце [ОБЩЕЕ-8].

Газовая отрасль страны отличается крайне высокой степенью монополизации и неразвитостью коммерческих отношений как между предприятиями отрасли, так и с внешними контрагентами. В значительной степени отношения законсервировались и сохранились с советских времен. Отрасль требует внедрения новых отношений (и привлечения новых людей).

В силу специфики отрасли (очень высокая монополизация и относительно слабое развитие бизнес отношений) большую часть управленцев (менеджеров) для реализации новых бизнес проектов в газовой отрасли придется привлекать извне отрасли и обучать отраслевой специфике.

В силу значения газовой отрасли России для газообеспечения Европы, все изменения в газовой отрасли России будут проходить под пристальным наблюдением Европейских компаний и правительств. Кроме того, европейские компании настойчиво будут пытаться участвовать в проектах добычи газа в России (здесь им нужны российские партнеры) и в контроле над газотранспортной системой.

В силу значения газовой отрасли, необходимости ее антимонопольного регулирования (по закону), политического влияния отрасли, государство будет неизбежно так или иначе регулировать отрасль. В частности в силу специфики организации рынка газа, государство в ближайшее время так или иначе будет регулировать или координировать экспорт газа (по крайней мере – в Европу). Такое регулирование осуществлялось и осуществляется путем сохранения экспортной монополии ОАО «Газпром».

Реализация государственной политики в отрасли и работа государственных органов с предприятиями отрасли крайне неэффективна и плохо организована. В целом в отношении федеральных министерств и ведомств можно сказать, что они перегружены различными функциями и обязанностями и что по многим вопросам их функции пересекаются. Для подтверждения этого тезиса достаточно бегло взглянуть на Положения о различных органах федеральной исполнительной власти и по некоторым функциям сделать количественную оценку точек контроля, их географического распределения, объема потребной информации и ресурсов для осуществления тех или иных функций. Существует и проблема координации действий различных органов исполнительной власти. Действующая система в большей степени ориентирована на распределение поручений и контроль за фактами ответов на них, но не рассмотрение и принятие решений и контроль за их исполнением, практически отсутствует механизм оценки ресурсов, потребных для выполнения тех или иных поручений, механизм обеспечения эффективности работы (что очень важно для административно-бюрократичеких систем). Опыт создания и работы постоянно действующих межведомственных комиссий показывает, что их работа бывает результативно, если она поддержана постоянной целевой работой хотя бы одного органа исполнительной власти по теме работы комиссии, т.е. снова встает вопрос о реальных функциях органов исполнительной власти. Мы полагаем, что в существующем виде система государственных органов исполнительной власти не может эффективно взаимодействовать с газовой отраслью и управлять ею. Таким образом, для осуществления успешной реструктуризации отрасли необходимо и реформирование системы государственного управления (прежде всего – системы исполнительных органов государственной власти, кроме того – реформирование системы социального обеспечения).

Крайне важным для газовой отрасли является деятельность ФЭК и РЭКов (и будет являться деятельность Единого тарифного органа, если таковой будет создан).

В силу капиталоемкости и специфики организации рынка сбыта газа (требующей больших разовых инвестиций и со стороны потребителей и достаточно жесткой долговременной привязки потребителей к поставщикам) проекты в газовой отрасли отличаются долгими и сложными процедурами подготовки и длительным временем реализации. С другой стороны, будучи запущенными, проекты дают долгосрочный гарантированный доход.

Это в частности создает очень хорошие перспективы для смежных и подрядных организаций

Тем, кто берется реализовывать проекты в газовой отрасли неизбежно придется столкнуться с необходимостью «участвовать в политике» (в зависимости от масштаба проекта – на региональном, федеральном или международном уровне, либо на нескольких сразу). Крайне важно уделять особое внимание этому вопросу и правильно определять степень своего участия.

Цены на газ, сложившиеся на российском рынке в зоне действия ЕСГ (ОАО «Газпром») объективно препятствуют появлению независимых производителей газа по ряду причин:

· Искусственной структуре цены (занижена цена добычи, завышен транспортный тариф).

· Отсутствием у созданных во время приватизации компаниях необходимости возврата средств, вложенных в создание основных фондов.

· Учетом регулирующими органами при установлении цены и дохода от экспорта.

Для устранения этих причин необходимо:

· Дать возможность независимым компаниям экспортировать часть добываемого газа (пусть и через единого оператора).

· Регулирующим органам нужно совершенствовать ценовое регулирование и улучшать структуру цены.

· Ну а отсутствие необходимости возврата средств уже к 2010г. «само рассосется», хотя в принципе можно говорить о введении специального «уравнивающего» налога для компаний, созданных во время приватизации.

На руку независимым производителям газа играет неэффективность ОАО «Газпром». Кроме того, надо дополнительно изучать проекты по реализации добываемого газа в месте добычи (без захода в магистральный газопровод), либо недалеко от места добычи (т.е. с относительно небольшим расстоянием транспортировки от места добычи). Дополнительными рычагами, которые могут сделать рентабельность проектов положительной является реализация не газа, а произведенных из него продуктов (прежде всего, тепла и электроэнергии). Наконец, при наличии разрешения на экспорт газа, следует искать партнеров среди крупных европейских потребителей, им газ можно будет реализовывать по цене ниже «второй» оптовой, но выше «первой» оптовой.

По-видимому низкий уровень цен, задаваемый для ОАО «Газпром», будет «психологически давить» и на территориях, не охваченных ЕСГ, где будут пытаться организовать новые газовые проекты.

Действующий акцизный налог на газ плохо структурирован, его необходимо отменять и вводить вместо него другие налоги. Граничную барьерную функцию должен выполнять просто рассчитываемый от объема и цены экспортный таможенный тариф (для простоты расчетов лучше вводить не адвалорную ставку, а шкалу специфических ставок, как это сделано для нефти). Этот тариф помимо фискальных функций должен защищать российских потребителей газа, выравнивая для производителей экономические условия реализации газа в России и в Европе. В России необходимо вводить налог на потребление газа, который бы позволял проводить госполитику межтопливной конкуренции и решать проблему «отсутствия необходимости возврата вложенных средств». Кроме того, в недропользовании рано или поздно понадобятся налоги, стимулирующие разработку старых месторождений и трудноизвлекаемых запасов.

Имеет смысл обратить внимание на заявление руководителей крупных нефтяных компаний «Лукойл», «ЮКОС», ТНК. Подводя итоги прошлого года и говоря о планах на будущее все они заявили о желании увеличить добычу газа и выйти на рынок газа. Представитель ТНК даже сказал, что в структуре компании создается «газовый департамент». Хотя нефтяники делали подобные заявления регулярно в последние годы, сейчас столь «массовый залп» явно связан не только с проходящими годовыми собраниями акционеров, но и со сменой руководителя ОАО «Газпром». Нефтяные компании будут пытаться выходить на Российский газовый рынок.

В России в настоящий момент используется только сетевой природный газ. Решение о реализации первого проекта по производству СПГ на о.Сахалин принято недавно. Возможно, стоит изучить перспективы реализации проектов по производству СПГ из месторождений Западной Сибири или арктического шельфа (так же возможно рассмотреть проекты по производству синтетических бензинов из ПГ там же).

[1] Для создания ПХГ необходимы также соответствующие геологические условия. Нельзя создать ПХГ в любом месте.[2] Именно объем активного газа ПХГ является показателем реально извлекаемых из него объемов газа. Разница между общим объемом хранимого газа и его активным объемом - не извлекаемый остаток (буферный газ).[3] ати – избыточное давление над атмосферным, в данном случае 0,3 ати = 1,3 атм.[4] Источник: Энергетическая стратегия России. Министерство топлива и энергетики Российской Федерации (1995г.)[5] рассчитано по World Outlook, World Economic Council, 1994г.[6] по крайней мере, в период между 1 июля 1995г. (введение т.н. валютного коридора) и 17 августа 1998г. (дефолт)Ссылки по теме:Вводные замечания
Общее описание отрасли
Запасы и месторождения, исследование недр и организация недропользования
Добыча газа и эксплуатация месторождений
Транспортировка газа по магистральным газопроводам и хранение газа
Газификация и газораспределение
Газопереработка, производство и поставка сжиженного газа
Производство оборудования и материалов для газовой отрасли
Хронограф отечественного газового дела: события и даты
Описание Закона РФ «О газоснабжении в Российской Федерации»
Мировой опыт регулирования и реформирования газовой отрасли
О некоторых тенденциях изменения топливно-энергетических балансов в мире и возможности газоугольной стратегии развития баланса России
Проблемы технического перевооружения нефтегазового комплекса
Вопросы регулирования недропользования в сфере разведки и добычи газа


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



ЭБС "Университетская библиотека онлайн" читать электронные Выкройка всех полукомбинезона

Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко Предприятия в системе рыночных отношений кратко

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ